29 ноября 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ДОЛОЙ РЯЖЕНЫХ ЭКСТРЕМИСТОВ!


Депутат Государственной думы от партии КПРФ Валерий Рашкин подготовил регулирующий правила ношения казачьей формы. Как сообщает телеканал Russia Today, документ предполагает лишить права ношения формы, званий, оружия и знаков различия представителей общественных организаций, причисляющих себя к казачеству. Носить соответствующее обмундирование смогут только представители официальных структур, входящих в казачий реестр. Рашкин пояснил, что введение таких норм позволит поднять статус российского казачества и исключить возможность злоупотреблений. “Встает вопрос: для чего создаются такие полувоенные организации? Чем они занимаются? Почему не хотят участвовать в государственных программах? Очень часто подобные общественные структуры участвуют в политических мероприятиях. Более того, известно об их участии в мероприятиях неонацистского характера. Это все, конечно, бросает тень на доблестное российское казачество, честных патриотов, которые трудятся на благо великой России”, – отметил депутат. В качестве примера Рашкин упомянул так называемых “казаков Санкт-Петербурга”, которые клоунским образом присвоили американскому президенту Дональду Трампу почетное звание есаула (майора).

Инициативу пообещал рассмотреть глава парламентского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Гаврилов. Он со своей стороны отметил, что “ряженые казаки” уже стали поводом для шуток и спекуляций, от которых страдает настоящее реестровое казачество. “Сегодня любой человек может надеть форму и совершать правонарушения, маскируясь под официальные структуры… Все эти полулегальные рейды, полулегальные нападения на выставки привлекают внимание именно наличием в них “казаков” в форме, которые не числятся в официальном казачестве” – подчеркнул Гаврилов. Вот характерный пример: в начале октября следователи возбудили уголовное дело против членов казачьего общественного движения, организовавших в октябре 2014 года в Сергиево-Посадской районе Подмосковья мероприятие “Казачий крестный ход”. Формальным поводом для расследования стали использованные в рамках мероприятия лозунги “Православие или смерть!”, “Слава победе, смерть антихристу!”. В отношении двоих казаков возбуждено уголовное дело по статье “Экстремизм”.

Сейчас в России существуют 10 реестровых казачьих войск: Всевеликое войско Донское, Кубанское казачье войско, Сибирское казачье войско, а также Терское, Волжское, Оренбургское, Енисейское, Иркутское, Забайкальское и Уссурийское казачьи войска. По официальным оценкам, российское казачество насчитывает около семи миллионов человек. В Российской Федерации существуют две категории казачьих организаций: реестровое казачество и объединения, не включенные в соответствующий государственный реестр. Последние – это пресловутые “общественники”. Главное различие этих категорий заключается в желании первой группы нести государственную службу (куда входит на сегодняшний день охрана госучреждений, вспомогательная работа с МВД, МЧС и т. д.) и отказе общественников от такой службы.

Что ж, инициатива парламента на сей раз – дельная и даже не своевременная, а скорее сильно запоздавшая. Потому что “подвиги” тех самых “ряженых”, накопившиеся за последние годы, могут (и должны были!) составить пухлый том уголовных дел. Да и “полувоенный” (цитируя Рашкина) характер этих структур заставляет относиться к ним как к разновидности политического бандитизма… Что характерно, в среде самих казаков лавинообразно нарастают раздражение и претензии к “самозванцам”, “лампасникам”, “ролевикам” (именно так величают настоящие “станичники” публику, “косящую” под казаков). Так что порядок в данной сфере навести необходимо было еще лет так 10 тому назад – и для этого вовсе необязательно дожидаться прецедентов типа сергиево-посадского или петербургского (в городе на Неве “ряженые” засветились на делах много круче “Трампа-есаула” – достаточно вспомнить многократно описанные демарши и провокации этой публики против учреждений культуры). Но, как представляется, инициатива Думы – это та самая буква “А”, сказав которую, надо непременно говорить и весь остальной алфавит. И вот почему.

Во-первых, “взяв на карандаш” псевдоказаков (от которых за версту несет русским фашизмом), высшей законодательной власти страны не мешало бы обратить свое пристальное внимание и на другую аналогичную маргинально-экстремистскую публику – “псевдоправославных”. Всех этих “православных активистов”, “хоругвеносцев”, “байкеров” (я имею в виду, естественно, команду “Хирурга” – к настоящим байкерам это не имеет никакого отношения), “Божью волю”, “Царский крест” и иже с ними. Кстати, все эти личности и группы теснейшим образом “кучкуются” именно с теми самыми “ряжеными” – и организационно, и идейно… Направленность идеологии и деятельности “псевдоправославных” – общеизвестна, методы “работы” – тоже: называя вещи своими именами, мы в их лице имеем дело с российским аналогом так называемой “новой правой” (определение, которое дал всем подобным ультраправым и неофашистским движениям английский ученый Уолтер Лакер). Вред от эскапад этих российских “чернорубашечников с крестом” – еще более огромен, нежели от “псевдоказаков”, поскольку они рядятся в одежды “ревнителей православия” и тем самым страшно компрометируют последнее. “Классика жанра”, которую можно ежегодно наблюдать в нашем городе на Царские дни: “активисты” и “казаки” стоят у Храма-на-Крови с “иконами” Ивана Грозного и Распутина (иногда – и Сталина!)… Поэтому для оздоровления ситуации в данном случае требуется не только конкретные шаги власти (это – обязательно!), но и соответствующая реакция руководства церкви. В противном случае следует признать факт узурпации группой частных лиц функций и авторитета церкви – при (как минимум) отсутствии реакции на это со стороны последней…

Во-вторых. Все судебные инстанции и правозащитные организации РФ буквально завалены жалобами со стороны неправославных церковных общин (мусульманских, буддийских, старообрядческих, католических, протестантских, иудейских) на действия полиции по “проверке” этих организаций – в ходе которых силы правопорядка неизвестно на каких основаниях привлекают к этим акциям тех самых “казаков” и “православных активистов” (и тех в ходе “рейдов” с особым цинизмом совершают в культовых зданиях акты вандализма). Здесь необходимо внимательное разбирательство (государственное и юридическое) уже не только в отношении “самозванцев”, но и конкретных офицеров полиции, организовавших таковой противозаконный “тандем”.

Наконец, в-третьих (и это – самое важное). Думается, что объектом серьезного правового анализа должен стать сам статус и деятельность самого что ни на есть “правильного”, “официального” казачества. Прежде всего – в силу тех силовых и правоохранительных функций, которые (как отмечалось выше) казаки сегодня с охотой берут на себя. В Конституции России об этом, разумеется, ничего нет – и, в результате, сам статус “реестрового” казачества является довольно двусмысленным, фактически лежащим вне конституционного поля. Да и самоосознания того, чем сегодня является казачество – сословием (как считали в царской России), этносом (как полагали веками сами казаки) или общественной организацией (как декларируется сегодня) – нет и среди самих “станичников”… Кроме того, думается, самые “правильные” казачьи организации должны быть проверены на предмет наличия или отсутствия элементов экстремистской идеологии – потому что на сегодня если не большинство, то очень и очень многие “станицы” и конкретные лидеры этого движения грешат чем-то подобным; например, антисемитизмом, ксенофобией или поддержкой сомнительных политических и даже вооруженных движений. Например, общеизвестно, что большое количество казаков участвовало и участвует в формированиях ДНР и ЛНР: стоило бы напомнить читателю, что по российским законам участие граждан РФ в незаконных вооруженных формированиях за пределами России – приравнивается к международному терроризму… В общем, проблем тут хватает, и для законодателей здесь – непочатое поле работы. И, тем не менее – отрадно, что в сем трудном и наболевшем деле сделан хотя бы небольшой первый шаг. Будем ждать дальнейшего “развития событий”…