9 июня 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР ВОЛЬФОВИЧ СЛУШАЕТ…”


Приготовьтесь к убийственной недостойной клоунаде! В Москве открыт памятник… Жириновскому!!! Вот сухая сводка из СМИ: бронзовую скульптуру в качестве подарка к 70-летию политика изготовил Зураб Церетели, сообщает “Вести.ру”. Фигуру высотой более трех метров установили во дворе Института мировых цивилизаций (в 1-м Басманном переулке), учредителем которого является Жириновский. Сам лидер либерал-демократов остался доволен изваянием. “Я никогда в жизни не думал даже, что будет скульптура в мою честь. ...Но это не обязательно связано со мной, я ведь не ученый и не путешественник какой-нибудь известный. Вся эта работа связана с политической партией, с этим вузом, связана с нашими избирателями, со страной” – сказал руководитель ЛДПР на церемонии открытия. Впрочем, Владимир Вольфович тут же, без излишней скромности, заявил: “Чем запомнится сегодняшний день человечеству? Без ложной скромности я скажу – этой церемонией” Как передает сайт “Комсомольской правды”, Церетели, в свою очередь, отметил: “Это образ человека, который любит Россию и шагает правильным путем”. И еще один, последний “штрих к портрету”: после того, как скульптор и Жириновский сняли белую материю, которой был накрыт памятник, во дворе института зазвучал гимн “Боже, царя храни!”...

Каково? Казалось, мы уже всякого насмотрелись от эксцентричного (и хамоватого) лидера партии, словно в насмешку названной “либерально-демократической”. Уж он, родной, и за волосы женщин таскал в прямом эфире, и из стакана водой плескал в лицо собеседнику, и предлагал “каждому мужику по две бабы”, и население целого региона России обозвал “умственно неполноценными дебилами” (конкретно – население Урала, кто запамятовал!), и к ядерным бомбардировкам соседних столиц призывал, и хотел переселить всех армян в Баку, а азербайджанцев – в Ереван; и президента одной весьма солидной державы величал “м…даком” (а население этой страны – “минетчиками, онанистами и педерастами”)… Все было! Однако… “Александр Македонский, конечно, герой, но зачем же стулья ломать?”. Как говорил герой романа А. К. Толстой “Князь Серебряный”, “этакой шутки, опричь тебя, еще никто не выдумывал!”. Не случайно Интернет мгновенно отреагировал на сию новость градом язвительных комментариев – одни заметили, что “в Москве теперь есть свой писающий мальчик”; другие разместили рядом с памятником лидеру ЛДПР знаменитый памятник проститутке в Амстердаме; третьи цитировали анекдот в стиле “армянского радио” “Почему Жире поставили монумент при жизни? – Потому что с точки зрения медицины человек считается трупом при смерти мозга, даже если тело еще живет”…

…В Москве, в “столице нашей Родины” – нет памятников многим людям, составляющим истинную гордость и славу России. Как заметил один журналист, “памятника Визбору нет, Галичу нет, Гердту, А. Миронову, Папанову, Гурченко, Мордюковой, Кваше, Ахматовой, Цветаевой, Бродскому, О. Ефремову, Ковалю, Рязанову... много кому нет”. От себя добавлю: в Москве нет памятников гениальным “поэтам пушкинского круга” – Дельвигу, Кюхельбекеру, Одоевскому, Катенину, Веневитинову, Вяземскому, Языкову. Каждый из них достоин занять почетное место в национальном пантеоне… Нет памятников и блистательным “новокрестьянским” поэтам – Клюеву, Клычкову, Ганину, Орешину, Карпову, Ширяевцу (все они, кстати, были расстреляны Сталиным!). И “сатириконовцам”, Саше Черному, А. Аверченко, Н. Агнивцеву – тоже. И великим футуристам – Тихону Чурилину, А. Туфанову, Бенедикту Лившицу, Василию Каменскому, А. Крученых, Елене Гуро. И “бубнововалетцам” – Матюшину, Филонову, Кандинскому, Малевичу, Родченко, Александре Экстер. И “мирискусникам” – Кустодиеву, Малявину, Бенуа, Баксту, Лансере, Билибину, Петрову-Водкину, Сомову, Коровину, Нестерову, Врубелю, Зинаиде Серебряковой. И “обэриутам” – Введенскому, Хармсу, Олейникову, Вагинову, Бахтереву. Про величайших мыслителей Серебряного века вообще уже не заикаюсь: зачем столице России статуи Бердяева, Флоренского, Франка, Шпета, Розанова, Рериха, Лосского, Вышеславцева, братьев Трубецких? Точно по горьким строкам Александра Городницкого: “Ни историки, ни философы революции не нужны…”. Не только в Москве, но и во всей России нет ни одного (!) памятника величайшему композитору Игорю Стравинскому – “королю музыки ХХ века”. Я уже не говорю о знаковых фигурах антибольшевистского сопротивления – таких, как Деникин, Колчак или Врангель: увы, в столице отсутствуют даже монументы многих полководцев Великой Отечественной войны! Например, Толбухина, Малиновского, Василевского, Еременко, Петрова, Ватутина, Пухова, Чуйкова… Наконец, московские власти с упорством, достойным лучшего применения, препятствуют установке мемориальной доски на месте убийства Бориса Немцова. А вот статУя Жириновского – есть! Круто!!! Между прочим, Владимир Вольфович педалировал установку мемориальной доски (как минимум) в честь себя еще с 1993 года…

Здесь самое кричащее – прижизненное воплощение себя, любимого, в бронзе. Этот момент был непререкаемым “табу” во всех обществах европейского типа во все времена. “Даже богам прижизненно статуи не ставятся! Дионис был при жизни только фиванцем, а Геракл – аргивянином!”: с такой формулировкой древни греки отказали самому Александру Македонскому на увековечивание на этом свете. И когда Наполеону (еще царствующему) сенаторы предлагали поставить памятник из золота, император учтиво отказался, сказав: “Думаю, для этого золота сейчас найдется более достойное применение”. А когда какой-нибудь зарвавшийся политик европейского средневековья (например, коадъютор французского короля Филиппа Красивого Ангерран де Мариньи) все же устанавливал свое прижизненное скульптурное изображение – это воспринималось обществом как неслыханное и недостойное самовозвеличивание. Кстати, Петр Великий любил строить города с названиями Санкт-Петербург, Петергоф, Петрозаводск, Петропавловск и Порт-Петровск (а также Екатеринбург – в честь дражайшей супруги) – но статуй себе никогда не ставил, меру знал. Все “медные всадники” появились уже после его кончины… Вообще в мировой истории есть только два феноменальных примера практики, когда политические деятели непременно стремятся поставить себе памятник при жизни. Это, во-первых, деспотические государства древневосточного типа, с “живым богом” на троне. Тогда появляются поставленные еще при жизни такого “бога” циклопические статуи Рамсеса II, Хеопса, Хаммурапи, Асархаддона, Ашшурбанапала, какого-нибудь Джаявармана VII (в Камбодже). А также – монументы Калигулы, Каракаллы, Септимия Севера, Филиппа Араба, Элагабала и прочих позднеримских узурпаторов-извращенцев… А другой, и гораздо более близкий к нам исторический пример – это…СССР! Вспомним, как товарищ Сталин буквально утыкал монументальными изображениями самого себя не только все города Советского Союза, но и все столицы стран “народной демократии” (в Праге такая статуя торчала над городом на манер нынешней Бурдж-Халифы!). И города на карте СССР косяком шли – Сталинграды, Сталинабады, Сталино (а также – Молотов, Калинин, Куйбышев, Ворошиловград, Жданов, Брежнев, Андропов, Черненко, Кабаковск, Ежово-Черкесск). К слову, и Брежневу при жизни в великом множестве устанавливали бюсты… Так что, перефразируя известный анекдот, так и подмывает процитировать: “Дорогой Владимир Вольфович слушает”… А еще законный вопрос – к властям Москвы. Ведь кто-то же подписал соответствующие документы на землеотвод под пресловутую церетелиевскую статую! Понятно, что за деньги сегодня можно порадеть хоть самому дьяволу, но ведь есть же какая-то граница даже в безнравственности! Как говорится – “послушай, ври, да знай же меру”…

И последнее – по поводу звучания “Боже, царя храни” во время церемонии открытия. Что это: модный нынче подхалимаж перед монархизмом или намек на претензии Жириновского на трон? Учитывая гомерическую параноидальность героя нашего повествования, нельзя исключать и такого…