17 марта 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЭТО ВСЁ ПРИДУМАЛ ЧЕРЧИЛЛЬ…”


В знаменитой издевательской песне Высоцкого о Бермудском треугольнике есть известные иронические строки: “Это их худые черти бермутят воду в пруду. Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году…”. Черчилль в системе идеологической пропаганды СССР и в “совковом” массовом сознании – вообще фигура “культовая” (со знаком “минус”, разумеется): ему не могли простить резкой оппозиции большевизму – и несгибаемому Уинстону стандартно приписывались все мыслимые и немыслимые грехи. В этом “кондуите прегрешений” едва ли не центральное место занимает Фултонская речь, произнесенная “британским львом” 5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже города Фултона, штат Миссури (США). Вокруг этой речи сложилась целая псевдоисторическая мифология. Аутентичный текст речи был для советского читателя абсолютно недосягаем (сейчас с подлинником речи можно свободно познакомиться в Интернете). Сама эта речь традиционно демонизировалась до крайности: ее автору приписывались самые ужасные “злодейские помыслы”. Сегодня, читая эту речь, невозможно не согласиться с мнением видного российско-американского ученого-политолога Н. Злобина, отметившего “прозорливость и политический инстинкт Черчилля”: выступление экс-премьера Великобритании поражает точностью констатаций и глубиной анализа. Все основные мысли знаменитой речи звучали как диагноз: признание колоссальной опасности сталинской модификации тоталитаризма для судеб Европы и мира, тревога за судьбу народов Восточной Европы (попавших под советскую пяту), призыв к силам свободного мира отринуть благодушие и сплотиться перед этой новой глобальной угрозой. Фактически, с позиций сегодняшнего исторического знания, нет ничего того, что бы могло противоречить предостережениям британского политика: даже формулировки речи (“тоталитарный контроль”, “железный занавес”, “англосаксонская солидарность”) приобрели характер классических политических определений.

Для нас в данном свете интересно следующее. С Фултонской речью связано два трафарета, бывших аксиоматичными в СССР (и полностью перекочевавших в современную Россию). Во-первых, будто именно эта речь дала старт “холодной войне” (то есть, речи Черчилля придается какое-то глобальное и роковое значение). Во-вторых, именно на Черчилля (и, соответственно, на “Запад”) полностью возлагается вся вина за само возникновение драматического противостояния СССР с “мировым империализмом”. Нет сомнений, что речь в Фултоне была неким рубежным событием: впоследствии Рональд Рейган сказал, что из нее “вырос весь современный Запад, а также мир на нашей планете”. И все-таки… Ведь Черчилль, произнося сию речь, был к тому времени отставным политиком, частным лицом (пусть очень уважаемым), и вообще в Фултоне он находился на отдыхе!.. В этом контексте чрезвычайно интересно проанализировать архивные номера “Уральского рабочего”, посвященные этому непростому историческому событию: знакомство с ними серьезно противоречит традиционному взгляду на проблему.

…Черчилль на страницах “УР” – гость нечастый (показательно, что в старых номерах практически невозможно найти его фотографию!). До драматической фултонской развилки чуть ли не единственный большой материал с участием героя нашего разговора – опубликованная в номере от 10.12.1941 речь британского премьера в связи с нападением Японии на Перл-Харбор и вступлением в войну США. После этого в газете Черчилля “почтили” (с нескрываемой ехидцей) только во время Потсдамской конференции, причем по весьма специфическому поводу – в связи с переизбранием прославленного политика, уходом его в отставку и вообще заменой кабинета консерваторов на лейбористский (номера от 20.07.1945 и 01.08.1945): в последнем номере прямо присутствует торжествующий пассаж о том, что-де “английские трудящиеся не хотят голосовать за Черчилля”… С другой стороны – уже на подступах к Потсдаму (и задолго до Фултона!) в публикациях “УР” начинают звучать вполне определенные конфронтационные нотки по отношению к западному миру – как раз в той тональности, которая и будет клишированной во времена “холодной войны”. Таковы статьи “Разоблачение бельгийской газетой связей короля Леопольда с гитлеровцами” (22.07.1945), “Газета “Таймс” о деятельности клики Арцишевского” (28.07.1945), “Связи германских промышленников с американскими фирмами” (04.08.1945) и особенно “Обращение Армянского Национального Совета в Америке к Трумэну, Сталину и Черчиллю” (24.07.1945). В последней публикации вообще содержится неприкрытая территориальная претензия СССР к Турции – между прочим, впоследствии именно подобные инициативы привели к созданию НАТО…

Саму речь, даже в выдержках, “УР”, естественно, не публиковал. Интересно, что и отклик на нее на страницах газеты появился не сразу – безусловно, имело место директивное выжидание сталинской реакции. Она последовала в номере от 12.03.1946, где была помещена (в виде перепечатки из “Правды”) слегка сокращенная статья видного советского историка Евгения Тарле с говорящим заголовком “Черчилль бряцает оружием”. Стиль статьи четко указывает, что автором выступления был не Тарле (бывший интеллигентнейшим и высоко эрудированным гуманитарием), а, скорее всего, сам Сталин. На это указывают многочисленные идиоматические пассажи оскорбительно-глумливого свойства, бывшие визитной карточкой именно сталинских “опусов” (“хватил через край”, “Черчилль ничему не научился”, “гарцует на своем старом коньке”, “широко размахался”, и т. д.). Кроме того, Черчиллю инкриминируется “англосаксонский расизм” (это станет потом общим местом и непробиваемым штампом) и стремление развязать Третью мировую войну… В более дипломатично-сдержанном тоне все эти обвинения повторены в номере от 14.03.1946, где публикуется интервью Сталина газете “Правда” по поводу фултонской речи. В последующие два дня “УР” печатает целую подборку материалов под рубрикой “Отклики иностранной печати на интервью тов. Сталина относительно речи Черчилля”: все эти “отклики” носят (разумеется) откровенно просоветский характер и, возможно, сфальсифицированы. Самый колоритный материал здесь – маленькая заметка от 15.03.1946 “Б. Шоу и Пристли о выступлении Черчилля”. Обоим замечательным британским писателям приписана фраза: “Единственное достоинство речи Черчилля – в напоминании о том, что есть множество людей в нашей стране, которые хотят повоевать против России”. Увы, проверить подлинность всех данных “импортных” сообщений, конечно, не представляется возможным…

И больше – никаких упоминаний о Фултоне не будет! Не будет до самого распада СССР! (Уже интересно, если считать ту речь стартом противостояния!). Но при этом отклик на данное событие в публикациях “УР” все же будет присутствовать – только крайне своеобразный. Несколько ближайших лет, в годовщину приснопамятной речи уральская газета будет публиковать материалы с “английским привкусом” – без указаний на Черчилля и Фултон, но с демонстративно “критическим” оттенком. Такие, например, как “Падение жизненного уровня английского народа” (05.03.1949), “Англия вооружается” (06.03.1949), “Движение в Англии за мир, против Атлантического пакта” (06.04.1949), “Военные приготовления подрывают экономику Англии” (06.03.1951). Здесь интересно то, что тональность этих публикаций – не антиамериканская (что вскоре станет традицией), а именно антибританская… Вскользь “призрак Фултона” будет упомянут в речи В. Молотова “Об итогах Берлинского совещания” (05.03.1954). Самого Черчилля упомянут несколько раз – и всегда в весьма сдержанном тоне и “к случаю”: “Черчилль призывает к свержению лейбористского правительства” (06.03.1947; кстати, данное утверждение является фальшивкой), “К итогам парламентских выборов в Англии” (30.10.1951; речь идет о возвращении Черчилля во власть), “Формирование английского правительства поручено Черчиллю” (27. 10. 1951). И, наконец, крайне сухая и лапидарная сводка о кончине великого политика и непримиримого оппонента (26.01.1965). К слову – “УР” не откликнулся ни на присуждение Черчиллю литературной Нобелевской премии (в 1953 году), ни на его речь в Цюрихском университете 19 сентября 1946 года, где сэр Уинстон призвал бывших врагов – Германию, Францию и Британию – к примирению и созданию “Соединённых Штатов Европы”…