22 июня 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ГАРЕГИН НЖДЕ: КЕМ ОН БЫЛ


В “благородном семействе” приключился скандальчик! Хотите подробностей – “их есть у меня”: в Ереване торжественно, при участии Президента Армении Сержа Саргсяна, открыли памятник национальному герою этой страны генералу Гарегину Нжде. В чем проблема? В самой малости: в годы Второй мировой войны Нжде воевал на стороне Третьего рейха… Самое интересное, что в России ожидаемой мгновенной реакции – не последовало. Иное дело – Азербайджан: отношения этих двух закавказских государств (и народов) общеизвестны, Монтекки и Капулетти нервно курят в коридоре… И официальные лица Баку, и просто азербайджанские блоги буквально взорвались… нет, даже не гневом, а – нескрываемым злорадством: вот видите, мы же говорили, Армения – фашистское государство! А вот в России первой реакцией было… молчание: похоже, “патриотам” просто не дали команды “голос” (что, кстати, предельно красноречиво характеризует моральный облик этих самых патриотов!). Уж сколько было “звуковых эффектов” по поводу украинской глорификации Бандеры и Шухевича (которые, в отличие от Нжде, дня не состояли ни в вермахте, ни в СС, Гитлера держали за врага вместе со Сталиным), а тут… Потом все же в Госдуме (по инициативе ЛДПР) все же “восстал вопль”, и депутат Максим Шингаркин призвал “применить дипломатические меры в отношении руководства Республики Армения и напомнить о недопустимости героизации пособников нацистов”. Причем, что интересно, в Ереване уже, как минимум, лет 20 тому назад появилась площадь и станция метро имени Нжде – на что никаких реакций в Москве покамест не было… Согласитесь, ситуация пикантная! И в ней стоит разобраться – а, прежде всего, в личности “возмутителя спокойствия”.

…Его звали Гарегин Тер-Арутюнян, и родился он 1 января 1886 года в селе Кузнут Нахичеванского уезда Эриванской губернии, в семье священника. Прозвище “Нжде” (по-армянски – скиталец) он взял себе позднее, как подпольный псевдоним, в духе большинства тогдашних революционеров Российской империи. Учился на юридическом факультете Петербургского университета – но ушел с третьего курса, чтобы посвятить себя национально-освободительной борьбе. Потом – эмиграция в Болгарию, сближение с македонским повстанческим движением, учеба в офицерской школе, возвращение на Кавказ, участие в боевом пути партизанского отряда знаменитого воеводы Мурада Себастаци (против турок), членство в партии Дашнакцутюн (Армянская революционная федерация), заключение в русскую тюрьму, амнистия, участие в Иранской революции и Первой Балканской войне 1912 года на стороне Болгарии (где Нжде покрыл себя славой в боях). В Первую мировую войну Нжде – офицер русской армии, сражается на Кавказском фронте (заместителем командира 2-го армянского добровольческого полка), награжден целым набором орденов (в том числе – двумя Георгиевскими крестами). В эти годы Нжде разрабатывает политическую концепцию, получившую название “цехакронизм” (армянское “цехакронутюн”): согласно последней, борьба за освобождение народа требует нескольких культов – Родины, языка, крови, павших за Армению, предков, силы и лидера (в последнем пункте явно чувствуется влияние Ницше). Все члены армянского народа, согласно этому учению, делятся на “цехамард” (истинные армяне, готовые к жертвам за “увековечивание армянства”), “жоховурд” (колеблющиеся) и “таканк” (отступники, омерзительные “антиродовые шайтаны”). Концепция, надо сказать, узнаваемо фашистская – но, справедливости для, подобные теории тогда были в моде практически во всех национальных движениях начала ХХ века (например, в Украине, Италии, Сербии, да и идеолог Белого движения, русский философ Иван Ильин высказывал что-то близкое).

Во время событий Гражданской войны в России, в мае 1918 года Нжде с боями прикрывает отступление армянских войск из Карсской области. 25-28 мая Нжде участвовал в исторической Сардарапатской битве (сражение у Каракилисы) – событии, которое, без преувеличения, спасло Армению от окончательного уничтожения и геноцида: под Сардарапатом турецкая армия была разбита и отброшена от армянских границ. В 1919-1920 гг. Нжде воюет в Нагорном Карабахе и Зангезуре (историческая область в Армении) против турок и азербайджанцев, не останавливаясь при этом перед актами тотального антитюркского террора (именно этот момент биографии генерала вызывает понятную реакцию в Азербайджане). В частности, Нжде вырезает 32 азербайджанских села близ города Кафана; затем, по словам британского историка Тома де Ваала, захватив в 1921 году Зангезур, Нжде изгнал оттуда остатки азербайджанского населения и добился, как “изящно” выразился армянский автор Клод Мутафян, “реарменизации” региона… После советского вторжения в Армению и советизации последней Нжде возглавляет сопротивление красным, 26 апреля 1921 года создает в Зангезуре Республику Лернаайастан (Горная Армения). Что интересно, перед тем, как уйти со своими силами в Иран, Нжде встретился с представителями большевиков и добился от них гарантий принадлежности Зангезура Армении… Наконец, в годы Второй мировой войны Нжде сотрудничает с Третьим рейхом – по собственному признанию, преследуя цель в случае захвата Закавказья Германией предотвратить воз­можное вторжение Турции в Советскую Армению и, по возможности, при по­мо­­щи немцев вос­ста­но­вить независимость Армении (в 1918 году именно Германия помогла Армении обрести государственность). Нжде стоял у истоков создания Армянского легиона вермахта (а не СС, как часто ошибочно пишут): другим лидером этого движения был не менее знаменитый “генерал Дро” (Дростамат Канаян), также участник всех перечисленных войн и герой Сардарапата. Армянский легион принимал участие в боях на Кавказе, потом был переброшен во Францию и Нидерланды; среди легионеров имели место массовые переходы на сторону советских и европейских партизан (едва ли не целыми полками). В карательных акциях легион почти не был замешан (есть противоречивые сведения об участии армянских частей в антипартизанских действиях в Крыму)… В 1944 году, когда советские войска вошли в Болгарию, Нжде не уехал на Запад (в отличие от Дро) – возможно, искал контакта с СССР: однако генерал был арестован НКВД – и, после 11 лет заключения, умер во Владимирском централе (в 80-е гг. останки Нжде были вывезены в Армению и торжественно захоронены в Кафане). Интересно, что в тюрьме Нжде писал письма Сталину, где объяснял свои действия необходимостью спасти армян от участи евреев (поскольку в Третьем рейхе было немало сторонников приравнять армян к “низшей расе”). Известно также, что Дро и Нжде, благодаря существованию Армянского легиона, спасли примерно 30 тысяч советских военнопленных армянского происхождения… В Армении (особенно в Зангезуре) Нжде и Дро всегда воспринимались как национальные герои, даже в советские годы – просто в СССР там не было возможностей официального увековечивания их имен…

Был ли Нжде героем для Армении? Безусловно. Есть ли в его деятельности преступный аспект? Несомненно – прежде всего, это даже не сотрудничество с Германией, а та самая “реарменизация”. Но имеем ли мы право на гневные филиппики? Думаю, что нет – и даже не в силу того, что Армения есть суверенное государство. Только что в Питере произошла не менее скандальная акция – установление (с участием официальных лиц) мемориальной доски “генералу русской армии” К. Маннергейму. Нет сомнения, Маннергейм был выдающимся деятелем Финляндии, спасителем страны от кровавой сталинской оккупации – вот только именно финские войска держали северный обод ленинградской блокады. И, значит, Маннергейм, несет свою долю ответственности за тот рукотворный ад, который творился в Питере: как-то тоже некомильфо… И в Ростовской области поставлен памятник генералу Краснову – почти духовному близнецу Нжде: в его биографии также – и участие в “германской” войне, и борьба с большевиками, и сотрудничество с нацистами, и гибель на сталинской виселице… А потом – разве красный тоталитаризм лучше коричневого? У нас в Екатеринбурге стоят памятники Ленину (главный палач ХХ века), Свердлову (автор документов о расказачивании), Кирову (организатор страшной резни в Астрахани), Малышеву (уголовник “Ванька Длинный”, который расстреливал рабочих и брал заложников). И улицы наши – в честь исключительно “красных” деятелей: все они осуществляли силовое обеспечение людоедского режима, а многие и сами были залиты кровью (как Азин, собственноручно расстреливавший их пулемета женщин и детей в Ижевске)… Так что армяне (и азербайджанцы) как-нибудь сами разберутся, а вот нам имело бы смысл определиться. Как говорил честертоновский отец Браун: “или наша скучная законность, или ваш мятежный самосуд, но уж что-нибудь одно”…