17 июля 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ГАРМОНИЙ ЧИСТОЕ ИСКУССТВО


“О светлый образ божества, гармоний чистое искусство”… Такие стихи сочинил для своей Первой симфонии Александр Скрябин, “гуру” российского модерна Серебряного века… Именно “гармоний чистое искусство” станет главным действующим лицом телевизионного репертуара предпоследней июльской недели. Причем “музыкальная составляющая” будет представлена в двух ипостасях – “биографической” и концертно-исполнительской.

Прежде всего, в телепрограммах зазвучит тема, каждый год возникающая на подступах к 25 июля – тема Владимира Высоцкого: именно в этот летний день 1980 года преждевременно оборвалась его жизнь. О Высоцком писать и говорить в России будут, наверное, всегда – настолько грандиозное место занял он в отечественной культуре, в пантеоне ее великих сыновей. Но есть один аспект, который традиционно звучит приглушенно, как бы “под сурдинку”: это разговор о Высоцком-музыканте. Высоцкий-актер, Высоцкий-бард, Высоцкий-поэт – эти темы давно перестали быть запретными, вошли в искусствоведческий “мэйнстрим”; Высоцкий-композитор – этот тематический поворот и доднесь не принимается академической мыслью (а в композиторской среде вызывает устойчивую аллергию!). Между тем… подойдем к проблеме с позиций этимологии. Если мы имеем дело с произведением, в которое входит – как составляющее – музыка, то человек, создающий музыку, называется на русском языке “композитором”. Владимир Высоцкий музыку создавал: все остальное является софистикой. Высоцкого как композитора, причем как оригинального композитора, квалифицировал в свое время Альфред Гарриевич Шнитке: этим сказано все. У Высоцкого есть очень определенные интонационные, ладовые, гармонические “матрицы”: интонация Высоцкого предельно индивидуализирована, и вообще музыка Высоцкого узнается буквально по первым аккордам. Что совсем интересно, музыкальный язык песен Высоцкого выдает в нем не просто “хорошего” композитора, но композитора русского! Этот вывод возникает даже при первоначальном анализе его музыкального языка… Наконец, Высоцкий – автор множества саундтреков к кинофильмам, и последние идут на российских экранах десятилетиями, идут с музыкой Высоцкого, неотделимые от нее… Какие еще нужны аргументы в пользу признания великого барда творцом прекрасной и самобытной музыки?.. “Тему Высоцкого” поднимают на ТВ каналы “ЧЕ” и “ТВЦ”: на первом из них – концерт “Высоцкий. Квартирник на Таганке”, неигровой фильм “Высоцкий. Где-то в чужой незнакомой ночи” и концерт “Владимир Высоцкий. Монолог” (все – в воскресенье, начиная с 23.00); на втором – “Прощание. Владимир Высоцкий” (пятница, 15.05).

Второй герой (вернее, героиня) “биографической” части репертуара – Мирей Матье, богиня французской эстрады: день, когда она родилась в 1946 году в Авиньоне – 22 июля. Можно бесконечно писать о жизни и творчестве этой удивительной и обаятельной женщины, свободной и непредсказуемой, как сама Франция – лучше всего об этом сказала сама певица: “Моя жизнь напоминает небо над Авиньоном. Какие бы ни нависали темные тучи, они вскоре расходятся, и снова светит солнце… Но неожиданно откуда-то налетает гроза, бешеная гроза. Однако сильный порыв буйного мистраля прогоняет ее прочь. И так все время!”. Ее творческий путь – путь сильной личности, прошедший сложную дорогу от настоящего “гадкого утенка”: закомплексованная двоечница в школе, в начале карьеры у Мирей Матье был очень сильный южный авиньонский акцент, к тому же она частенько путала звуки “б” и “п”, глотала слова, не знала нот; двигаться по сцене не умела, а смеялась, по утверждению своего менеджера Джонни Старка, “как гренадер”. И – она обернулась прекрасным лебедем! На “ТВЦ” в пятницу, в 10.20 – документальная лента “Мирей Матье. Женщина-загадка”; на Первом канале в субботу, в 16.55 – “Мирей Матье. В ожидании любви”.

Все остальные, концертно-исполнительские проекты – будут демонстрироваться на “Культуре”. Здесь нас ждет встреча с ослепительным рядом шедевров русской и европейской классической музыки в исполнении блестящего дирижера из Татарстана Александра Сладковского.

…Ференца Листа называют корифеем двух музыкальных культур: венгерской и немецкой. Все просто: величайший пианист XIX века, прекрасный дирижер и гениальный композитор родился в Венгрии, но – в семье немецкого крепостного крестьянина. А стал культовой фигурой европейской музыки, идолом позднего романтизма, первооткрывателем новых творческих горизонтов. Ни об одном музыкальном гении того столетия не спорили так яростно, как о Листе: многие творческие мэтры Европы категорически не принимали его эстетику (в их числе – Шуман, Брамс, Глинка, Чайковский). Сегодня это уже – анахронизм: музыка листа давно и прочно завоевала концертные подмостки. В понедельник, в 17.30 и в 00.40, в исполнении Дениса Мацуева – звучит блистательный Второй концерт Листа для фортепиано с оркестром.

В этот же день, в это же время и в том же исполнении – Третий фортепианный концерт Сергея Прокофьева. Это именно об нем поэт Константин Бальмонт в свое время написал: “Но, брызнув бешено, все разметал прилив. Прокофьев! Музыка и молодость в расцвете, В тебе востосковал оркестр о звонком лете, и в бубен солнца бьет непобедимый скиф”. Концерт № 3, написанный в дореволюционный период творчества Прокофьева, в Серебряном веке, великолепно передает сам дух раннего прокофьевского творчества – ликующего, дерзкого, эпатирующего, пронизанного футуристической стихией (многие современники буквально не выдерживали этого музыкального “скифства”, покидали залы, где звучали сочинения композитора!).

“Русскую” страницу продолжает музыка Чайковского – величайшего гения, главного музыкального символа России в мире. Причем нас ждет как общеизвестное, так и малоизвестное в его творчестве. Если балет “Лебединое озеро” (суббота, 15.00) представлять не надо, то написанная в расцвете творческого пути симфония-поэма “Манфред” по одноименной драматической поэме Дж. Байрона (четверг, 17.40 и 01.05) – это не самое часто исполняемое творение Чайковского. Сам жанр, которым Петр Ильич определил свое сочинение – крайне редкий в отечественном музыкальном наследии; кроме того, Чайковский здесь продолжает линию собственных ранних программных оркестровых произведений на сюжеты европейской литературной классики (“Ромео и Джульетта”, “Буря”, “Франческа да Римини”). Современные композитору критики писали о “романтико-фаталистической трактовке Шекспира” в этих сочинениях: это относится и к “Манфреду”, по накалу трагизма предвосхищающему поздние “реквиемные” творения композитора, “Пиковую даму” и Шестую симфонию…

Едва ли не большую часть данной подборки составляют творения С. Рахманинова. Симфония № 1 (вторник, 17.40 и 00.40), Концерт для фортепиано №  1 и симфоническая поэма “Остров мертвых” (среда, 17.40 и 01.05), кантата “Три русские песни” (пятница, 17.40). За исключением раннего Первого концерта, все остальные сочинения представляют нам “трагического” Рахманинова. Первая симфония, крайне холодно принятая публикой и критикой (последние писали даже, что ей место в… адской консерватории!), была уничтожена автором (впоследствии восстановлена по сохранившимся партиям), а ее провал стал причиной тяжелой депрессии композитора. Название симфонической поэмы (по картине швейцарского живописца Арнольда Беклина) говорит само за себя, а после премьеры написанных в эмиграции “Трех русских песен” американские журналисты назвали Рахманинова “человеком, разучившимся улыбаться”… И, по контрасту – ослепительная, пронизанная фонтанирующей энергией “Поэма экстаза” А. Скрябина (пятница, 17.40). В этом новаторском произведении нашло свое наивысшее воплощение русское эстетизированное ницшеанство, культ “человека-светоча”, последователем которого был в собственном творчестве композитор-философ…