16 ноября 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ХИТ-ПАРАД ТЕАТРАЛЬНЫХ ШЕДЕВРОВ


На предстоящей телевизионной неделе нас ждет Чудо: волшебный, фантастический подарок от канала “Культура”. Уникальный, верный себе петербургский канал явит нам поразительную в своем богатстве и блеске ретроспективу спектаклей великого театра имени Вахтангова: показ приурочен к 85-летию театра, которую художественный мир отмечает 13 ноября.

…“Принцесса Турандот”, историческая постановка самого Е. Вахтангова, живая легенда театра (понедельник, 15.10). В этом феерическом спектакле – творческое приношение сразу нескольких гениев. Пьеса знаменитого итальянского драматурга Карло Гоцци, режиссура корифея советской сцены (в честь которого назван прославленный театр на Арбате), ставшая символом музыка И. Саца; диалоги персонажей, написанные мастером отечественной сатиры Николаем Эрдманом. И, разумеется – сбивающая с ног, раскованная, с невероятными комическими импровизациями игра целого ряда первоклассных актеров (В. Лановой, Ю. Борисова, М. Ульянов, М. Вертинская), среди которых “первую скрипку” играют два гения театральных подмостков – Юрий Яковлев и Николай Гриценко. Их “китайские мандарины” (а на самом деле – “маски” традиционного итальянского театра “делль`арте”) Панталоне и Тарталья – это фантастический дуэт двух клоунских “комментаторов действия”, которые буквально изощряются в самых невероятных и даже рискованных (для своего времени) пассажах “отсебятины” (доводящих публику до пароксизмов хохота). Кстати, в работе над этими образами, в качестве своеобразного литературного и режиссерского консультанта принимал участие Аркадий Райкин…

Не менее легендарный спектакль – “Конармия”, поставленный в 1975 году режиссером Аленой Казьминой (вторник, 15.10). Для своего времени эта постановка была сенсацией и требовала невероятной художественной и даже политической смелости. Основой сюжета стали рассказы гениального Исаака Бабеля, расстрелянного в годы Большого Террора – что это значило в брежневские времена, объяснять не надо… Создатели спектакля пошли на хитрый ход – ввели в действие “пролетарского поэта” Маяковского, своими стихами как бы оттеняющего и комментирующего действие (поэта играл В. Лановой): этим изящным приемом постановка как бы получила необходимую “идейную легитимность”… Самое поразительное в вахтанговской “Конармии” – типично бабелевское сочетание трагического и комического, поистине сюрреалистический “микс” ужасного и смешного, где взрывы зашкаливающей жестокости с чудовищной органичностью перетекают в эпизоды откровенно гротескно-карикатурного плана. И вновь правит бал раблезианский дуэт Ю. Яковлева (комэск Хлебников) и Н. Гриценко (рядовой Вытягайченко), которые наполняют атмосферу спектакля абсурдизмом тех невозможных лет – бросая в зал умопомрачительные реплики: “Я отобрал этого жеребца у неимоверных по своей контре крестьян!”, “Из хлебопашества я перешел в ряды империалистов, пока товарищ Ленин не указал моему несознательному штыку на предназначенную кишку буржуя”, “Медсестры, шалавы, трясут молодыми грудями и несут нам на подносах какаву!”…

А вот еще один знаменитый спектакль, на сей раз в “легком” жанре музыкальной комедии – “Дамы и гусары”, поставленный режиссером Анатолием Ниточкиным двухсерийный телефильм 1976 года, телеверсия спектакля 1959 года по одноименной комедии польского драматурга графа Александра Фредро (среда, 15.10). Перед зрителями разворачивается совершенно водевильная история о том, как к гусарам-ветеранам Майору (его играет Ю. Яковлев), Ротмистру и поручику Эдмунду приезжают сестры пана Майора – для того, чтобы женить старого холостяка на своей племяннице (которая, в свою очередь, влюблена в юного Эдмунда)… Однако веселый и смешной водевиль в финале оборачивается грустной и лирической притчей о вечной и непобедимой силе любви, которой – вполне по-пушкински – “все возрасты покорны”…

Но вот и вершина всего “хит-парада”: знаменитый, поистине культовый спектакль Александры Ремизовой и Бориса Ниренбурга “На всякого мудреца довольно простоты” по классической комедии А. Н. Островского, запись телеверсии 1971 года (четверг, 15.10). Эта постановка – едва ли ни самое лучшее театральное воплощение пьесы Островского (которую ставили бесчисленное количество раз!). Что ни роль – то шедевр: здесь нет ни одного “проходного” образа, даже “персонажи второго плана” выведены с великолепной выпуклостью и истинным комизмом. Таковы, например, Городулин (Юрий Волынцев), Клеопатра Львовна (Людмила Максакова), Глумова (Дина Андреева), генерал Крутицкий (Николай Плотников), Нина Русинова (мать Манефа). Но главную образную нагрузку в постановке берут на себя три артиста, создавая образы просто гомерические в своем воплощении неповторимой атмосферы творчества великого драматурга. Нил Мамаев в колоритном исполнении Н. Гриценко – само воплощение надутой чванливой тупости, едва ли не мольеровский по масштабам образ воинствующего ретрограда, заскорузлого в собственной напыщенности (и глупости), дутое ничтожество, воображающее себя “пупом земли” (причем подается персонаж в коронном для Н. Гриценко ключе – на грани шаржа). Кликушествующая ханжа Софья Игнатьевна Турусина, очаровательная и карикатурная одновременно (в исполнении великолепной Аллы Казанской), окруженная всевозможными “странными людьми” и “уродливыми”, сочетающая ультраправославное юродство с самыми дикими языческими суевериями – при этом жившая прежде развеселой и разгульной жизнью (о чем прекрасно осведомлен Крутицкий, явно бывший ее любовником: сцена свидания престарелого, но все еще сладострастного вояки со своей старой пассией – одна из лучших в спектакле). Наконец, Егор Дмитрич Глумов в трактовке Ю. Яковлева – это Молчалин с душой Чацкого, человек умный и желчный, прекрасно понимающий сущность и масштаб глупости и пошлости тех, перед кем он должен заискивать и от которых зависит его карьера. Поэтому он дает волю подлинным своим чувствам не только в злополучном дневнике (обнаружение которого будет стоить ему карьеры), но и в своих воистину виртуозных манипуляциях – он льстит своим “благодетелям” и манипулирует ими настолько гомерически прямолинейно, что доводит свои действия до абсурда, до самоотрицания. И уход героя после его разоблачения – соответственный: теперь, когда терять нечего, можно сказать всем все, что он о них думает, и даже пригрозить (“Горько вам достанется!”). Поэтому последняя архигротескная сцена, когда ошарашенные всем происшедшим “благодетели” неожиданно решают “приласкать” недавнего падшего любимца – это их полная капитуляция…

И еще три спектакля, каждый из которых играет собственными яркими гранями, представляя собой самые выдающиеся страницы художественной истории прославленного театра. Мольеровский “Мещанин во дворянстве”, поставленный в 1977 году режиссером Владимиров Шлезингером (пятница, 15.10), где в главной роли “подвинувшегося на дворянстве” буржуа Журдена блистает Владимир Этуш. Огненная трагедия Шекспира “Антоний и Клеопатра” (суббота, 13.45), постановка 1980 года с режиссурой Леонида Пчелкина и Евгения Симонова, в которой легендарных античных любовников играют Михаил Ульянов и Юлия Борисова. Играют во всей полноте и образной сложности шекспировских героев: Антоний у М. Ульянова – грубый и необузданный римский воин, пораженный титанической любовью в самое существо собственной жестокой, привыкшей к крови натуры. Клеопатра у Ю. Борисовой – дьявольское сочетание властности и самоотречения, расчетливости и безумства, смирения перед мужской силой и вулканическими взрывами страсти… И – самая современная (по времени) работа: поставленный в 2011 году спектакль литовского режиссера, нынешнего художественного руководителя “вахтанговцев” Римаса Туминаса “Пристань”, по мотивам произведений Б. Брехта, И. Бунина, Ф. Достоевского, Ф. Дюрренматта, А. Миллера, А. Пушкина, Э. де Филиппо (воскресенье, 15.25). Этот спектакль – дань уважения и восхищения актерам, посвятившим всю свою творческую жизнь одному своему вечному “вахтанговскому” театру. В этом волнующем спектакле-бенефисе у каждого своя тема, свой герой, своя исповедь…