29 ноября 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

МИФ НЕ БЕЗВРЕДЕН!


“Миф не безобиден, и обращаться с ним следует осторожно, как с неразряженной бомбой. Мифотворчество – противник науки… Но ведь это есть право на безответственность и беспочвенность суждений – то есть на ложь, пусть бессознательную: от бессознательности и искренности лжеца ничуть не легче… Мифы, несмотря на призрачность своей природы, совсем не безвредны: они норовят занять место науки и заменить аргументацию декларациями, подлежащими принятию без критики. Проверить данные мифа невозможно: когда он торжествует, наступает упадок науки, да и всей культуры”. Так пророчески предупреждал Лев Николаевич Гумилев – человек, которого невозможно заподозрить в отсутствии патриотических чувств к нашей Родине… И именно эти мысли приходят на ум при просмотре художественного фильма “28 панфиловцев”, который 24 ноября выходит в российский прокат.

Сказать, что фильм “пиарили” – значит, не сказать вообще ничего. Достаточно привести следующую, в высшей степени выразительную информацию: в декабре 2014 года проект выиграл грант от Министерства культуры РФ в размере 30 миллионов рублей, а также получил 10 миллионов рублей от Министерства культуры Казахстана. Финансовую, организационную и техническую поддержку на разных этапах кинопроизводства поддержку фильму оказала также компания Gaijin Entertainment, разработчики исторической военной онлайн-игры War Thunder (“Гром войны”). Наконец, поскольку денег все равно не хватало, создатели картины обратились к механизму краудфандинга – так называют коллективное сотрудничество людей, которые добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы вместе (как правило, через Интернет), чтобы поддержать усилия других людей или организаций. В прессе вышедший фильм уже окрестили “одним из наиболее удачных краудфандинговых проектов в российском кинематографе”, а главного режиссера фильма Андрея Шальопу – “краудфандинговым постановщиком”. В общем, в ход прямо на старте была пущена “тяжелая артиллерия”… О причинах такой, можно сказать, беспрецедентной поддержки проекта – чуть ниже, а пока сразу внесем ясность: любой художественный фильм на историческую тематику проходит сразу два качественных “детектора” – эстетический и исторический (на соответствие показанного объективной реальности истории). По обоим этим критериям представленный фильм – провален.

Начнем с эстетики. Здесь, увы, вспоминается едкая эпиграмма Пушкина по адресу романа Фаддея Булгарина “Иван Выжигин”: “Не в том беда, Авдей Флюгарин, что родом ты не русский барин, что на Парнасе ты цыган, что в свете ты Видок Фиглярин – беда, что скучен твой роман”. Именно так: скучно! Цветовая гамма визуала – нарочито “серо-грязная”, саундтрек – до невозможности однообразен, ярких актерских работ – не имеется; наконец, сцена того самого легендарного боя у Дубосеково, занимающая более половины экранного времени – с чисто художественного ракурса снята невыразительно, без “драйва”, с крайне однотонной динамической экспонентой, без должной выстроенности кинематографической “партитуры”. Все-таки у искусства – свои законы, и эстетический критерий здесь – главный… Война показана достаточно “креативно”, но после “Спасения рядового Райана” Ст. Спилберга – кого удивишь экранным натурализмом? Тем более, что до спилберговского шедевра, по всем без исключения показателям, ленте А. Шальопы – как до Луны… Кроме того, в ленте зашкаливающее много “вторичности”: постоянные цитаты из старых советских военных фильмов (в частности – из эпопей Ю. Озерова), тональность – “пафосная”, почти в стилистике брежневского кинематографа. Наконец, самый досадный момент – архитрадиционный для кино СССР: показ противника как предельно “расчеловеченный” объект, как нелюдей, без малейшего намека на что-то одушевленное. Достаточно сказать, что в сцене атаки на Дубосеково немецкие солдаты одеты в… балаклавы, фактически – без лиц, напоминая уже скорее реалии Первой мировой войны (почти цитата из столь же одиозного фильма “Батальонъ”, из сцены боя в противогазах). Досадно: казалось бы, этот нарочитый прием уже преодолен в лентах последнего времени – а вот “никогда не говори “никогда”…

Но это – только “первый накат” неудачи: дальше в дело вступает “антилогика” мифа. Ни для кого не секрет, что вокруг фактологической составляющей сюжета ленты – уже не первый день кипят нешуточные страсти. То, что история о подвиге 28 бойцов дивизии Панфилова у Дубосеково есть журналистский миф (созданный с легкой руки военного корреспондента А. Кривицкого, бездумно запущенный в оборот Г. Жуковым и получивший литературное оформление благодаря талантливому очерку А. Платонова) – научный мир знает давно, и недавняя история с документами из Госархива (окончательно подтвердившего этот факт) только поставила окончательную точку в дискуссии, которая с чисто интеллектуальной стороны может считаться закрытой. Но – не с идеологического ракурса: и в СССР, и в РФ крайне болезненно относились (и относятся) к “покушению на святыни” – и официальную позицию предельно прямолинейно (и красноречиво) озвучил В. Мединский: “Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже, если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже, если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего – это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, – мрази конченые”. Дословно и буквально: более саморазоблачительной цитаты невозможно себе представить – особенно из уст министра культуры, одна лексика чего стоит… С данного ракурса – вышеописанная “гомерическая” поддержка фильма и в рекламен, и в финансировании приобретает смысл показательный и даже вызывающий: фактически всей стране наглядно продемонстрировали, с каким бешенством истэблишмент собирается бороться за миф, против исторической правды… Весьма пикантно и участие казахстанского официоза: “изюминка” – в том, что дивизия Панфилова чуть ли не 50% была укомплектована казахами, и (согласно официальной версии) в том бою у Дубосеково добрая половина бойцов тоже была оттуда. Значит, и соответствующей стороне необходимо было снять идеологические дивиденды… Совсем интересный момент: в январе 2015 года министр культуры и спорта Казахстана А. Мухамедиулы заявил, что сценарий не устраивает министерство, и никакого сотрудничества не будет до доработки сценария по указаниям министерства (по сообщениям в СМИ Казахстана, одним из требований было включение в фильм диалогов на казахском языке… В общем, на конечном результате – историческая ценность явленного нам фильма равна абсолютному нулю.

Но и это еще – не самое оглушительное: авторы ленты именно в идеологическо-мифотворческом плане преподнесли зрителю натуральную “бомбу”, отодвигающую в сторону даже тот самый злополучный миф “от Кривицкого и Жукова”, и позволяющую говорить о старте принципиально нового (и крайне опасного) официозного мифа. Суть его точно выразил один из рецензентов новорожденной картины: “Фильм явно и сильно (практически полностью) урезан в части “советского”. Что это было – договоренность с Минкультом или позиция создателей, я сказать не могу. Но этот факт просто медицинский. Он налицо. Кроме советских символов в знаках различия (да и то в минимально возможном варианте), вообще нет знаков и символов. Ни знамени, ни документов… Ничего. Ни разу не сказано слова “советский”, “СССР”, “Советский Союз”, Сталин. Зато слово “Россия”, “русский” (ну, и “казах”) звучит неоднократно”. Это – крайнее выражение набирающей сейчас ураганную силу тенденции по “приватизации” Великой Отечественной войны со стороны именно современной России (причем не в “народном”, а сугубо в государственном преломлении этого явления). Как бы победа в той войне – это победа исключительно России (в нынешнем “державно-церковном” понимании), и только ее. А “казахи” здесь – то ли дань пресловутому уродливому “евразийству”, то ли просто отрабатывание полученных “тенге”… Во всяком случае, такой подход – самая убийственна деталь картины, уже не вызывающая никаких эмоций, кроме презрительных…

А вообще – следует пожалеть, что у создателей картины не хватило смелости и духовной зрелости пойти другим путем. Они могли снять ленту о реальном подвиге той самой “панфиловской” дивизии, полностью полегшей в снегах Подмосковья в 1941 году. О том, как на самом деле развивались события Московской битвы – где реальность превосходила любые мифы (и была много трагичней и эпичней вымысла). Или о том, как уцелевшие панфиловцы в 1945 году вернулись домой (побывав в военном аду, в плену, некоторые – даже в рядах Русской Освободительной армии А. Власова!) – и обнаружили созданный вокруг их имен миф, который при том никак не распространялся на них лично. И как те из них, которые имели неосторожность заявить о себе – немедленно отправились в сталинские лагеря… Такое кино было бы событием – и сыграло бы выдающуюся роль в духовном очищении и возрождении страны! Но, увы – в очередной раз официальное искусство подтвердило горький вердикт Виктора Суворова: “У нас героический народ. И порой совершал он такое, чему следует восхищаться. Но те, которые из Агитпропа, почему-то стремились описывать подвиги воистину “легендарные”, т. е. выдуманные. Наших агитаторов и пропагандистов почему-то на туфту тянуло. Неизбежно со временем туфта раскрылась, и страна осталась без героев”.