7 декабря 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

НЕ НАДО КОКЕТНИЧАТЬ СО СМЕРТЬЮ


В соседнем Оренбурге произошло событие из разряда “ЧП районного масштаба” – из числа тех, что, при всей наружной “местечковости”, являются точной (и ужасной) “томограммой” современного духовно-социального состояния России. Младшеклассников в Оренбурге учительница заставила… писать письма своим отцам на фронт (!). Об этом сообщили возмущенные родители в группе “Подслушано Оренбург” в соцсети “ВКонтакте”. “Мою дочь, четвероклассницу Машу, довели в школе до слез. Ей надо написать письмо папе, как если бы он был на войне. Воевал, а может, даже и был убит. Маша никак не может представить, что меня убьют. Но Министерство образования хочет, чтобы Маша в четвертом классе научилась писать папе на фронт. На всякий случай. Ведь случаи бывают разные (здесь и далее орфография и пунктуация авторов сохранены)”, – пишет один из возмущенных родителей. Его поддерживают и другие родители, которые считают, что подобные темы сочинений ломают детскую психику. Некоторые не верят, что “письмо на фронт” – это директива Минобразования. “Это персональные тараканы в голове учителя… Да не может в школьной программе быть такой тематики, если, конечно это не учитель тему задает. Такому “учителю я бы, как родитель, выговорила и всю школу вместе с директором подняла бы вплоть до министерства образования”, – предполагают они. Но даже у педагогов, задавших написать письмо, появились сторонники. “Может, они хотят, чтобы дети вошли в роль детей войны и сопереживали им, прочувствовав на себе те ощущения, тем самым давая понять, что война – это ужасно, и развиваться в дальнейшем в духе космополитизма”, – предположил некто Виталий Голышев (впрочем, отметив, что во главе системы образования стоят некомпетентные люди). “Какая красота…а что если…ну вот просто представьте себе…война подкралась уже совсем близко (Украина), наши военные контрактники на заданиях в Ближнем и Дальнем Востоке… а что если наших детей так подготавливают… подготавливают морально к потере родителя… и ведь при этом ребенок не будет винить политиков или иную власть в произошедшем, он (ребенок) просто будет писать письмо папе на фронт…”, – пишет в комментариях Мария Сальникова. Вообще разлет мнений в онлайн по данному “информационному поводу” – демонстрирует колоссальный разлет, выпукло репрезентирующий стилистику современной информационной российской “культуры”: от “те, кто ищет этому оправдание – больные люди” и “училку в дурку” до “и чо? пусть тренируются не сопли мазать, а привыкать к суровым будням” (и даже “вы стекломоя перепили”)...

Не знаю, как у читателя – а у меня это известие вызвало устойчивое ощущение “палаты № 6”. И блогосфера по данному вопросу только усилила это первоначальное впечатление… Особо отмечаю: речь идет о младшеклассниках! О детях, которые еще находятся в таком физическом и психологическом состоянии, когда подобные эксперименты на психике способны оставить незаживающие раны на всю жизнь (а то и попросту непоправимо сломать психику)… В свое время, когда я сам был школьником (причем учился не в 4-м, а где-то ближе к 6-му классу) – врач-невропатолог, у которой мне приходилось лечиться, доверительно рассказала леденящую душу историю. Ученик-пионер, у которого учительница за какое-то прегрешение прилюдно сорвала пионерский галстук – пришел домой и повесился, откачать его удалось буквально в последние секунды… И таких историй, по рассказам врача, ей как специалисту “по нервам” приходилось расхлебывать чуть ли не ежедневно! Дошло до того, что она по собственной инициативе, даже не ставя в известность родителей – подавала в суд на тех или иных педагогов, ответственных за травматические действия против психики детей, имевших катастрофические последствия… Тогда, “при совке”, люба статистика на эту тему была строго засекречена, и получить информацию об этом можно было только так, как в этой истории – из уст в уста: однако и тогда имевшиеся сведения – потрясали… Между тем – нынешняя оренбургская история по масштабу шокирующего травматизма для детской психики – многократно превышает “коэффициент разрушительного действия” по сравнению с любыми “пионерскими галстуками”: она ставит под удар самый сокровенные струны юных душ…

Кстати, насчет “привыкания к суровым будням”. В ряде стран мира в старших классах школ и лицеев действуют интерактивные программы личностного приобщения подростков к исторической памяти (в том числе военной). Вот, к примеру, как в Бельгии старшеклассников приобщают к личностному отношению относительно памяти Первой мировой войны: организуется небольшой отряд (примерно в масштабе взвода), каждому члену присваивают имя конкретного участника тех событий, выдают оружие и обмундирование образца 1914 года – и отряд отправляется в поход по местам боевых столкновений. По настоящему – в ритме походного марша, без привалов, соблюдая все военные предосторожности (и непременно отбирая у всех гаджеты перед выступлением!). Доходят до определенного места – и руководитель группы сообщает: “Кто из вас – рядовой Ван Молл? Ты? 5 сентября 1914 года в этом месте рядовой Ван Молл подорвался на мине. Ты сейчас молчишь до конца похода”. Проходят еще пару километров, подходят к деревне – и снова информация руководителя: “Кто из вас – капрал Снайдерс? Ты? У этой деревни произошла перестрелка с немцами, капрал Снайдерс был ранен в бедренную артерию и умер от потери крови, санитары пришли слишком поздно. Молчишь до конца похода”. И так – до самого конца акции, и на финальной точке выясняется – живыми тогда из всего отряда дошли двое! Вот тут участники проникаются страшной истиной: все те павшие в сентябре 1914 года ван моллы, снайдерсы и прочие – были их сверстниками! Им тоже хотелось радоваться жизни, прикалываться, “кадрить” девчонок – а им выпала иная судьба: надеть шинели, взять в руки тяжелые винтовки, уйти на фронт и погибнуть (защищая родную землю)… Но, повторяю, эта программа – для старшеклассников, людей уже на пороге физического и духовного взросления. Ни про что подобное для учеников младших классов – никто не заикается, это просто преступление против психического здоровья…

Но, применительно к “нашей”, оренбургской истории – дело обстоит еще хуже и злокачественней. Все происшедшее в Оренбурге – как патрон в обойму, ложится в нарастающую уже не первый год социальную тенденцию, которую невозможно определить иначе как “милитаристский психоз”. Детские коляски в виде танков, размалеванные “под Т-34” иномарки с надписью “Можем повторить!”, мода облачаться в маскарадные костюмы в стиле гимнастерок Великой Отечественной, различные театрализованные представления с непременным изображением парада 1941 года и даже “атак на фашистов”, натуральная мания на исполнение “военных песен” (на всех уровнях – от попсы до школьной самодеятельности) – сколько всего подобного мы перевидали за последнее время! Сейчас вот “пожалуйте бриться”: деточек, коим еще по возрасту приличествует играть в куклы – будем учить “писать письма на фронт”, да еще приучать к мысли, что папу могут как бы немножечко убить… Причем – все именно с той “подкладкой”, которая была у Марии Сальниковой: “не винить политиков, а просто…”. Почти гротескная реализация известных строк Пушкина: “Я не ропщу о том, что отказали боги мне в сладкой участи оспаривать налоги или мешать царям друг с другом воевать”… Все это, сложенное в комплексе – на выходе дает психологический эффект нисколько не менее разрушительный: людей “ненавязчиво” (методом натурального зомбирования) приучают к мысли о неизбежности и даже желательности войны! Стоит ли удивляться тому, что недавно, согласно данным социологического опроса, 75% опрашиваемых на улицах Москвы высказались в духе “желательности и необходимости” нанесения ядерного удара по США?.. Притом что никто из опрошенных не информирован о характеристиках современного термоядерного оружия и последствий его применения (в том числе – ответного, по нам самим); о том, что “зона полных разрушений (когда все превращается в стекловидную массу и не спасают даже бомбоубежища) в столице будет иметь место в диаметре МКАДа… В общем, пора бить тревогу и цитировать убийственную фразу из “Рассказа о семи повешенных” Леонида Андреева: “Не надо кокетничать со смертью!”