3 февраля 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

О, ДИВНЫЙ “ТРЕТИЙ” МИР…


“О, дивный, дивный мир!” – так назвал свой знаменитый роман-антиутопию Олдос Хаксли. “О дивный “третий” мир!” – так, перефразируя классика, можно было бы назвать оригинальную и своеобразную рубрику новостей “Уральского рабочего”, одну из самых полных и многообразных в истории газеты. Материалы с тематикой касательно стран Азии, Африки и Латинской Америки – одни из самых часто встречающихся на страницах “УР” на протяжении всего существования печатного органа. Но сам характер этих материалов – весьма специфичен (и крайне интересен для исследователя).

Суть в том, что “третий мир” занимал очень важное смысловое место в советской “марксистско-ленинской” историософии. Он осмыслялся как некий глобальный коллективный “пролетарий”, которого злодейски эксплуатирует западный “мировой империализм” (антизападнический пафос здесь носил фундаментальную эмоциональную нагрузку). Такая концепция в советской художественной культуре озвучивалась множество раз – достаточно вспомнить “Поднятую целину” М. Шолохова (монолог Нагульнова о “буржуях”, пьющих кровь из индейцев и прочих угнетенных “нациев”) или известный фильм “Начальник Чукотки”. От реальности эта лубочно-агитационная картинка была далека, как от Луны – но, как часто было в СССР, виртуальная реальность была важнее настоящей… В этом смысле весь огромный блок “УР” о странах “третьего мира” крайне интересен именно тем, что красочно репрезентирует именно эволюцию советских представлений о мире и о себе: это не столько объективный отчет о текущих событиях (вернее, это совсем не отражение реального!), сколько некая “рентгенограмма” Советского Союза изнутри, наглядная экспонента изменений миропонимания и самопрезентации советской политической и идеологической системы.

…20-е годы стартуют с непоколебимой оптимистической уверенностью в скорейшей победе “мировой революции”. Это отражается и на тоне интересующих нас статей. Своего рода эмблема – доклад И. Сталина “Атакованный с востока и запада империализм будет обречен на гибель”, опубликованный в номере от 07.07.1925 и снабженный выразительной “антиимпериалистической” карикатурой… Впрочем, иллюзии быстро рассеиваются; становится ясно, что “мировая революция” (“радостная и скорая”, по Маяковскому) несколько припозднилась – и это сразу же отражается на характере публикаций: тематика “третьего мира” становится менее частой и более сдержанной (это характерно для публикаций с конца 20-х гг. до Второй мировой войны). Особенно резко уменьшается количество статей на эту тему в 30-е годы – страна в это время больше озабочена “внутренними проблемами” (конкретно – репрессивными практиками). Сам подход к тематике также показателен: в фокус попадают только те события, которые можно четко трактовать как “антиколониальную борьбу”. Так, довольно подробно освещается греко-турецкая война, где большевики помогали туркам против “Антанты” (“Война на Ближнем Востоке” – 02.01.1922), Риффская война марокканцев против Франции (то есть, Восток против Запада – “Воззвание ФКП против войны в Марокко”, 12.07.1928) и особенно итало-абиссинская война: начиная с 5 октября 1935 года, когда она началась, статьи на эту тему в “УР” первые й0 дней идут практически ежедневно и на первой странице. А вот кровопролитнейшая за всю историю Южной Америки Чакская война между Боливией и Парагваем в этот трафарет не вписалась (две латиноамериканские страны, за каждой – западная поддержка!) – и ее перипетии в “УР” были полностью проигнорированы… Эта же матрица господствует и после 1945 года: так, непропорционально много места уделено военным действиям Индонезии против голландцев (например, статья “Война в Индонезии” от 16.07.1947), но совершенно оставлены в тени события иного, не откровенно антизападного расклада – к примеру, рождение независимой Индии или первая арабо-израильская война.

В начале Второй мировой войны газета довольно подробно описывает африканско-азиатские реалии – например, малоизвестные ныне в России бои в Сирии и Ираке весной 1941 года (статьи 15 и 30 мая). Но после 22 июня эта тематика резко сходит на нет: советско-германский фронт заслонил собой все. Показательно, что в “УР” практически никак не освещена битва в заливе Лейте 1944 года (между американцами и японцами на Филиппинах) – самая грандиозная за всю военно-морскую историю. Только после вступления СССР в войну с Японией азиатская тематика вновь начинает широко освещаться (сообщение от 16.08.1945 о занятии советскими десантниками корейских портов Юки и Расин).

“Золотое” время для сводок из “третьего мира – хрущевское (по общеизвестным причинам). Здесь появляется новая интонация – пафос сотрудничества и дружбы с “прогрессивными силами” (яркий пример – статья “Индийские гости” от 06.07.1958): очень характерна здесь целая серия статей о VI Всемирном фестивале молодежи и студентов 1957 года (“Праздник юности, праздник мира и дружбы”, “Здравствуй, Шестой всемирный!” – 28.07.1957). Но тут же набирают силу стандартные антизападные интонации, напоенные ядом “холодной войны”: этот стиль станет преобладающим в брежневскую эпоху. На это время падает наибольшее количество статей о проблемах “третьего мира”: все они подаются жестко идеологически. Конкретика обширна: война во Вьетнаме (“Налет партизан на Сайгон” – 01.02.1968), события в Чили (“Мы с вами, патриоты Чили” – 07.10.1973), Фолклендская война (“Англо-аргентинский конфликт” – 04.05.1982), режим Пол Пота в Камбодже (“Кампучия сбрасывает иго маоизма” – 12.01.1979), ирано-иракский конфликт (“Готовятся к аннексии” – 16.09.1982). Особо агрессивной тональностью отличается освещение всех войн Израиля – естественно, с резко “антисионистских” позиций: подчас эта агрессивность приобретает даже гротескные формы – так, статья от 09.10.1973 (во время Войны Судного дня) озаглавлена “Голос рабочего Химмаша: Агрессор, вон с арабской земли!”. Колоритные реалии “эпохи Леонида Ильича” также дают о себе знать: показательная статья “Вручение Л. Брежневу высшей награды НДРЙ” (от 17.09.1982).

И совсем демонстративно почти полностью исчезает интересующая нас тематика в годы “перестройки” – за весьма редкими исключениями (например, напряженно-сдержанное заявление М. Горбачева по поводу начала “Бури в пустыне” в номере от 18.01.1991). Причины – не только в сосредоточенности страны (и прессы) на наболевших внутренних проблемах. Просто, похоже, пришло долгожданное понимание того, что картина мира оказалась сложнее и “многоцветнее”, нежели “марксистско-ленинская” схема “классовой борьбы”; что планета действительно “многополярна”… А в наши дни боль и проблемы “третьего мира” возвращаются на страницы “УР” в связи с бурными событиями на Ближнем Востоке – но это уже тема отельного разговора…