22 февраля 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ОН ЗНАЛ ИМЯ РОЗЫ…


“Мы бренны в этом мире “под луной”: жизнь – только миг, небытие – навеки. Кружится во Вселенной шар земной, живут и исчезают человеки. Но сущее, рожденное во мгле, неистребимо по пути к рассвету. Иные поколенья на Земле несут всё дальше жизни эстафету”. Эти философские стихи написал в свое время Юрий Андропов (интересно, правда?). Их каждый раз вспоминаешь, когда уходит кто-то из великих… Увы, приходится сегодня вспомнить их снова, и по очень скорбному поводу: в мир иной ушел Умберто Эко. Человек-легенда…

Итальянский ученый, философ, филолог, историк-медиевист (то есть, изучающий Средневековье), специалист по семиотике, литературный критик, писатель – так сказано о нем в энциклопедическом справочнике. А еще – почетный доктор множества университетов Запада (сам мэтр работал в старейшем в Италии Болонском университете), кавалер французского высшего офицерского Ордена Почетного Легиона, преподаватель теории культуры и эстетики в университетах Милана, Турина и Флоренции; основатель департамента коммуникаций в Университете Сан-Марино, один из ведущих европейских интеллектуалов послевоенного времени, незыблемый авторитет во множестве смежных областей знания (даже, например, в такой, как “бондология” – область всех сведений и нарративов о Джеймсе Бонде). Уже невозможно представить себе сокровищницу мировой культуры и мирового духовно-художественного наследия без этой титанической фигуры…

Он родился 5 января 1932 года с Алессандрии – небольшом северо-итальянском городе на северо-западе страны, в провинции Пьемонт, недалеко от Турина. Его отец, Джулио Эко, работал бухгалтером, а впоследствии был участником трех войн – Первой мировой, итало-эфиопской и Второй мировой. Во время событий 1940-1945 гг. Умберто и его мать, Джованна, переехали в небольшую деревню в горах Пьемонта. Интересная деталь: дед Эко был подкидышем – и, по принятой в то время в Италии практике, ему была присвоена фамилия-аббревиатура “Эко” от Ех Caelis Oblatus, то есть “дарованный небесами”. Поразителен символизм этой истории применительно к судьбе великого внука того человека… Джулио Эко был одним из тринадцати детей в семье и хотел, чтобы его сын получил юридическое образование, но Умберто поступил в Туринский университет, чтобы изучать средневековую философию и литературу, и в 1954 году успешно его окончил. Еще одна выразительная деталь: во время обучения Умберто стал атеистом и покинул ряды паствы Католической церкви… Потом – работа на итальянском телевидении, а также обозревателем крупнейшей на Аппенинах газеты “Эспрессо”; звание профессора в Болонье, мировая слава, лектории и мастер-классы на ведущих университетских кафедрах мира, научные и литературные свершения… А еще – женитьба на преподавательнице искусств из Германии Ренате Рамге: Умберто Эко прожил с ней долгую совместную жизнь (с 1962 года), от этого брака родились сын и дочь…

Мастер любил скромно подавать себя как писателя – несмотря на его громкую славу литератора и эссеиста: “Я философ, а романы пишу только по выходным дням” – так с юмором отрекомендовывался он. Но это, конечно, ироническое самоуничижение – из уст автора, являющегося создателем семи прославленных романов, ставших неотъемлемой частью итальянской и мировой литературы. “Имя Розы”, “Маятник Фуко”, “Остров накануне”, “Баудолино”, “Таинственное пламя царицы Лоаны”, “Пражское кладбище”, “Нулевой номер”… Начиная с первого, самого нашумевшего романа, сразу сделавшего Эко “суперстар” современной словесности (роман был в 1986 году экранизирован французским кинорежиссером Жан-Жаком Анно) – читающий мир все более понимал: перед ним не просто талантливый писатель, перед ним – уникальный феномен сплава блестящего романиста и глубокого мыслителя. И еще: научная специализация Эко как медиевиста детерминировала саму сюжетику его романов, в которых действе обычно происходит в средневековой Европе, а проблематика и философские концепты – обращены в современность. Так, в “Острове накануне”, в обманчиво простом повествовании о драматической судьбе молодого человека XVII столетия, о его скитаниях в Италии, Франции и Южных морях, внимательный читатель обнаружит и традиционную для Эко бесконечную гирлянду “постмодернистских” цитат, и новое обращение автора к вопросам, которые никогда не перестанут волновать человечество – что есть Жизнь, Смерть и Любовь... И “Баудолино”, притча о путешествиях приемного сына императора Фридриха Барбароссы их Алессандрии (родного города писателя) до мифического “Царства пресвитера Иоанна” на Востоке – своеобразный интеллектуальный мост между прошлым и будущим… А одновременно в произведениях Эко обнаженно пульсирует нерв самых “больных” коллизий современности – проблема истоков антисемитизма (“Пражское кладбище”), поиск и обретение потерянной культурной памяти (“Таинственное пламя царицы Лоаны”), пародийно-сюрреалистический анализ генезиса фашизма (“Маятник Фуко”)…

Исследование феномена фашизма – отдельная тема для разговора применительно к научному и творческому наследию итальянского корифея. Для Эко фашизм никогда не был отвлеченным “объектом наблюдения”: переживший в собственном детстве муссолиниевскую версию фашизма, Умберто Эко знал “материал” не понаслышке. И изучал все, что связано с тоталитарным “помрачением сознания” страстно и холодно-аналитически одновременно. Так появились знаменитые “14 признаков фашизма” – едва ли не самая острая и прогностическая работа Эко. Вот они, эти самые 14 признаков “ур-фашизма” (“вечного фашизма”, по определению автора): вульгарный культ традиции, блокировка развития рационального знания, “неприятие модернизма” (то есть, любых тенденций обновления), трактовка любого “несогласия” как предательства (пресловутая “пятая колонна”), расизм (биологический и социальный), опора на “фрустрированные средние классы, пострадавшие от какого-либо экономического либо политического кризиса” (то есть – на различных социально-экономических и культурно-психологических маргиналов), агрессивный национализм и муссирование “теории заговора” (кругом и внутри страны – враги!), демонизация и одновременно окарикатуривание врага (исключающие объективное представление таких режимов о мире), концепция “вечного боя со злом” и сатанизация пацифизма, “ницшеанское” презрение к слабому, культ героической гибели (“На миру и смерть красна!”), стремление контролировать половую сферу и культ брутальной маскулинности (отсюда – антифеминизм и гомофобия), отрицание личности и апелляция к “массам” (народ как фетиш), а также полное неприятие демократии как феномена; наконец, использование “новояза” (термин Дж. Оруэлла), идиоматическое, терминологические и символическое зомбирование населения. Между прочим, любой непредвзятый читатель может убедиться самостоятельно: в современной России все эти 14 признаков присутствуют совершенно открыто…

А еще – многолетние разработки в области семиотики (структурализма), философской дисциплины, изучающей мир как знаково-текстуальную систему, как науку об используемых в процессе общения коммуникативных системах и символах. Умберто Эко – наряду с Ж. Деррида, Г. Фреге, Ж. Лаканом, М. Фуко, К. Леви-Строссом, Р. Бартом и Ю. Лотманом – стал классиком этого философского направления; в его рамках мыслителем написаны такие классические труды, как “Эволюция средневековой эстетики”, “Открытое произведение”, “Поэтики Джойса”, “Поиски совершенного языка в европейской культуре”, “Шесть прогулок в литературных лесах”, “Отсутствующая структура: Введение в семиологию”, “Роль читателя: Исследования по семиотике текста”. Плюс – работы по этике, эстетике, культурологии, методологии науки, политологии… Энциклопедизм эрудиции, глобальность интересов, поистине ренессансный размах проявлений гениальности… Этот человек действительно “знал имя Розы” – в том смысле, который вкладывали в этот образ средневековые рыцари-тамплиеры: для них Роза была эмблемой Мадонны, символическим знаком Божественного присутствия…