6 августа 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ПЕРВЫЙ НА РУСИ ХУДОЖНИК КНИГИ”


Есть в мировой художественной культуре удивительные личности. Они находят свою “экологическую нишу” в искусстве зачастую в тех областях, которые редко котируются как “вершинные” – и делают их именно таковыми за счет своего могучего творческого Я. Один из таких “тихих бунтарей” русского искусства – художник Иван Яковлевич Билибин, человек с уникальной и драматической судьбой личности и творца. 16 августа исполняется 140 лет со дня его рождения.

Это был “былинный богатырь” русского искусства – и один из “призванных всеблагими на пир” великой и пронзительной эпохи Серебряного века. Один из тех, кого потом назовут “мирискусниками” – как будут отрекомендовываться члены удивительной генерации русских художников, объединившихся вокруг журнала “Мир искусства”. “Мирискусники” – дети эпохи модерна, “русского Ренессанса”; они были теми, кто создавал в русском искусстве тот поразивший весь мир интеллектуальный и эстетический взрыв, после которого Россию назовут “лабораторией нового искусства”. При этом свое собственное видение пути в живописи у каждого из них было совершенно индивидуальным. И “лицо” Билибина-живописца – одно из самых оригинальных.

Он родился 4 августа 1876 года в поселке Тарховка (недалеко от Санкт-Петербурга), в старинной купеческой семье (отец был военно-морским врачом). В 12 летнем возрасте Иван поступил в гимназию, а после ее завершения с отличием, стал студентом университета, выбрав юридический факультет. Юридическая наука не мешала молодому человеку рисовать, его поддерживало Общество поощрения художеств. Обучение рисованием дл юноши неразрывно связано с именем И. Репина, сначала это были мастер-классы (в школе-мастерской княгини Марии Тенишевой), а затем обучение в училище Академии Художеств. С момента возникновения “Мира искусств” Билибин – активнейший его участник. Жил художник преимущественно в Петербурге, став неотъемлемой частью неповторимой культуры “северной столицы”. Но, как часто бывает в биографии гениев, один, чисто случайный факт – становится той самой “архимедовой точкой”, которая переворачивает мир. Такой судьбоносной “биографической случайностью” стала практически незапланированная поездка Билибина в деревню Егны Весьегонского уезда Тверской губернии. Началось же все для художника еще раньше – с выставки московских художников в 1899 году в Петербурге, на которой Билибин увидел картину В. Васнецова “Богатыри”. Воспитанный в петербургской среде, далекой от увлечений национальным прошлым, художник неожиданно проявил интерес к русской старине, сказке, народному искусству. В этом свете “случайный” вояж в Егны – не представляется таким уж случайным: живописцу требовалось самому увидеть дремучие леса, прозрачные речки, деревянные избушки, услышать сказки и песни… С этой минуты – рождается “новый” Билибин – тот самый, которому было суждено создать в общей эстетической системе “мирискусничества” свою собственную вселенную.

В 1902, 1903 и 1904 годах Билибин посещает Русский Север - Вологодскую, Олонецкую (Карелия) и Архангельскую губернии, куда его командирует этнографический отдел Музея Александра III для изучения деревянной архитектуры. Это были как раз те области России, где сохранилось наибольшее количество образцов древнерусского искусства, где был еще жив дух Господина Великого Новгорода. Все полученные впечатления трансформировались в великолепные иллюстрации и оформление театральных постановок. Неповторимый, мгновенно узнаваемый стиль, в котором творил художник, стали называть его именем – “билибинский”, а созданные художником прекрасные сказочные миры – “пряничными царствами”. С самого начала книги Билибина отличались узорностью рисунка, яркой декоративностью. Художник создавал не отдельные иллюстрации, он стремился к ансамблю: рисовал обложку, иллюстрации, орнаментальные украшения, шрифт – все стилизовал под старинную рукопись.

Художественный талант Билибина ярко проявился в его иллюстрациях к русским сказкам и былинам (первая такая “заявка” – иллюстрации к знаменитому сборнику сказок А. Афанасьева), а также в работах над театральными постановками. С 1899 по 1902 годы он создает серию из шести “Сказок”, изданных Экспедицией заготовления государственных бумаг, затем то же издательство выпускает сказки Пушкина с иллюстрациями Билибина. В частности, появились “Сказка о царе Салтане” (1905) и “Сказка о золотом петушке” (1910). В 1905 году издана иллюстрированная Билибиным былина “Вольга”, а в 1911 году – сказки Рославлева в издательстве “Общественная Польза”. К тому же “сказочному” стилю с древнерусскими орнаментальными мотивами относится постановка оформленной Билибиным оперы “Золотой Петушок” Н. Римского-Корсакова в 1909 году в театре Зимина в Москве. В духе французской мистерии представлено им “Чудо св. Теофила” (1907), воссоздающее средневековую религиозную драму; Испанией XVII века вдохновлены эскизы костюмов к драме Лопе де Вега “Овечий источник”, к драме Кальдерона “Чистилище св. Патрика” – театральная постановка “Старинного Театра” в 1911 году. Шутливой карикатурой на ту же Испанию веет от водевиля Федора Сологуба “Честь и Месть”, поставленного Билибиным в 1909 году. Заставки, концовки, обложки и другие работы Билибина встречаются в таких журналах начала XX века, как “Мир Искусства”, “Золотое Руно”, в изданиях “Шиповника” и “Московского Книгоиздательства”.

Билибина назовут “первым на Руси художником книги”. При этом художник был в самом центре социальной жизни России того времени: преподает класс графического искусства в школе Общества поощрения художеств, участвует в учреждении “Общества возрождения художественной Руси”. Будучи либералом по убеждениям, Билибин в 1905 году создает цикл политических карикатур (за одну из них, направленную против Николая II – “Осел в 1/20 натуральной величины” – он был подвергнут краткому административному аресту), а во время Февральской революции создает эскиз с изображением двуглавого орла, который использовался в качестве временного символа Российской республики (с 1992 это изображение было положено в основу эмблемы Банка России). Большевистский переворот направляет биографию художника в трагически-привычное для русской интеллигенции русло – эмиграцию. Египет, Каир и Александрия (где Билибин активно изучает искусство Востока, расписывает православные храмы); затем – Париж. Работы этих лет – оформление журнала “Жар-птица”, “Хрестоматии по истории русской литературы”, книг Ивана Бунина, Саши Черного, а также роспись русского храма в Праге, декорации и костюмы для русских опер “Сказка о царе Салтане” (1929), “Царская невеста” (1930), “Сказание о граде Китеже” (1934) Н. А. Римского-Корсакова, “Князь Игорь” А. П. Бородина (1930), “Борис Годунов” М. П. Мусоргского (1931), к балету “Жар-птица” И. Ф. Стравинского (1931). В отличие от большинства деятелей Русского Зарубежья, Билибин не порывал связей с СССР: в 1935-1936 годах он участвует в оформлении советского посольства в Париже, создает монументальное панно “Микула Селянинович”. А в 1936 году художник на теплоходе “Ладога” возвращается на родину и поселяется в Ленинграде – вернувшись в свой (уже во многом виртуальный) Питер. Билибин преподает во Всероссийской Академии художеств, продолжает работать как иллюстратор и художник театра. И – трагическая финальная точка биографии: Билибин умер от дистрофии в блокадном Ленинграде 7 февраля 1942 года в больнице при Академии. И похоронили его – в братской могиле профессоров Академии художеств возле Смоленского кладбища. Последней работой знаменитого художника стала подготовительная иллюстрация к былине “Дюк Степанович”в 1941 году: до самого своего конца “первый художник книги” был верен избранной им на всю жизнь теме… Впору вспомнить строки Анны Ахматовой: “Я была тогда с моим народом – там, где он тогда, к несчастью, был”. А неповторимый мир Билибина, его “пряничный” стиль – уже неотделим от культуры России.