10 сентября 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ


“Шерше ля фам”, как говорят французы… Вечная, притягивающая и никогда не разгадываемая до конца тайна прекрасной половины человечества – неизменная тема искусства. В длинной и прекрасной череде вечных сюжетов о женском феномене – одним из самых волнующих является сага об Анне Карениной. Сюжет, который затрагивает настолько страшные глубины человеческой души, что испугал даже самого своего создателя – известно, что Лев Толстой в поздний период своей жизни вспоминал работу над этим легендарным романом с определенной неохотой… Ни одно произведение русской классики не находило столько раз “вторую жизнь” в кинематографе, как именно “Анна Каренина”. Вот и сегодня появилась удивительная информация – о том, что известный кинорежиссер Карен Шахназаров решился на очередную “реинкарнацию” толстовского шедевра.

О завершении съемок очередной экранизации романа Льва Толстого в социальных сетях написала Елизавета Боярская, исполнительница главной роли. По словам постановщика, его интерпретация “Анны Карениной” будет существенно отличаться от классической: во-первых, все события романа описываются с точки зрения Вронского, а, во-вторых, при написании сценария Шахназаров позволил себе скомбинировать произведение Толстого и мотивы повести военного врача Викентия Вересаева “На японской войне”. В результате перед зрителями знакомая история предстанет в непривычном ракурсе. Действия новой картины разворачиваются в 1904 году, спустя 28 лет после гибели Анны. Идет русско-японская война, изрядно постаревший Алексей Вронский получает ранение на поле боя и попадает в госпиталь в Маньчжурии. Там судьба его сталкивает с Сергеем Карениным, сыном бывшей возлюбленной, который просит раскрыть ему, из-за чего погибла его мать. Рассказ Вронского о прошлых событиях и становится фабулой картины. Еще одним сюрпризом должен стать финал фильма, в котором, по обещанию режиссера, не будет легендарной сцены с поездом… Как прямо выразился Шахназаров, “мы не стремимся делать экранизацию, а снимаем кино такое, как нам кажется” (!). В общем, не надо быть Глобой, чтобы предсказать грядущий накал дискуссий вокруг этой новой постановки: столь вольного обращения с толстовским материалом, пожалуй, не было ни в одной предыдущей версии…

А какими были они, эти самые “предыдущие версии” (о которых, кстати, Шахназаров – как истый художник-эгоцентрик – отзывается крайне критично)? Их – 29: в этом отношении роман Толстого побил абсолютный и своеобразный рекорд. Вот полный список экранизаций за всю историю кино.

Эпоха “великого немого”. Сразу восемь лент под авторским названием Толстого: 1910 год – Германия, 1911 и 1913 гг. – Российская империя (режиссеры соответственно – Морис Мэтр и Владимир Гардин), 1912 год – Франция (постановщик – Альбер Капеллани, в главной роли – Жанна Дельвэ). Еще одна немецкая лента 1919 года (режиссера Фридриха Цельника), фильмы из США (1915 г.), Италии (1917 г.) и Венгрии (1918 г.). А также лента “Любовь”, снятая в Голливуде в 1927 году, со звездной парой: Грета Гарбо – Анна, Джон Гилберт – Вронский… “Эра звука”: под толстовским авторским названием – фильмы производства Франции (1934 г.), США (1935 г., снова – с Гретой Гарбо), Индии (1952 г.) и даже… Бразилии (сериал 1960 года). В Великобритании роман экранизировали дважды, и оба раза – с великими актрисами: (1948 год – с Вивьен Ли, 1961 год – с Клэр Блум: сенаристом первой ленты был знаменитый Жан Ануй). Плюс еще – аргентинская картина 1958 года “Запрещенная любовь и египетский фильм 1960 года “Река любви” (последние два – “по мотивам”)… В 1953 году выходит и первая советская экранизация – телеспектакль Татьяны Лукашевич, с Аллой Тарасовой в главной роли. В 1967 году Александр Зархи снимает “каноническую” версию киновоплощения романа Толстого, с Татьяной Самойловой. Появляются кубинский (1970 г.), итальянский (1974 г.) и британский (1977 г.) сериалы на данный сюжет, а также испанская версия экранизации (1975 г.). Но все это отодвигается на второй план двумя амбициозными американскими проектами (1985 и 1997 гг.), где событием становится участие звезд мирового экрана – Жаклин Биссет и Софи Марсо. Не прекращаются попытки воплотить роман Толстого в формате сериала: Италия (1974 и 2013 гг.), Великобритания (1977 и 2000 гг.), совместный франко-итало-германский сериал “Большой огонь” (1995 г.). Эту же творческую линию продолжает и самый известный отечественный проект последних лет – мини-сериал Сергея Соловьева 2009 года (в роли Анны – Татьяна Друбич). Наконец, в 2012 году выходит, пожалуй, самый значительный фильм из всего этого списка (и вызвавший самые большие споры) – британская лента Джо Райта, со сценарием гениального Тома Стоппарда и с Кирой Найтли в главной роли. К этому надо добавить два произведения в жанре фильма-балета: “Страсть Анны Карениной” (Франция, 1975 год, режиссер – Ив-Андрэ Юбер), и, разумеется, знаменитый фильм-балет Маргариты Пилихиной на музыку Родиона Щедрина и с великой Майей Плисецкой (1974 г.).

Вот такая колоссальная фильмография. Естественно, что в этом списке рядом оказались образцы совершенно разной “весовой категории” – от мировых шедевров до откровенных курьезов (к последним следует отнести, например, индийскую и латиноамериканские экранизации). Вообще история киновоплощений толстовского романа – прекрасная иллюстрация того, как развивался кинематограф. Например, в “немой” русской постановке 1913 года – следующая поразительная подробность: при съемках фильма артисты впервые… репетировали перед “дублями” (чего ранее никогда не практиковалось) – таково было условие исполнительницы главной роли Марии Германовой! Поэтому лента снималась “невероятно долго” (для того времени) – аж целых… 23 дня! Кстати, в этой ленте (увы, сохранившейся лишь частично) в эпизодической роли кормилицы-итальянки снялась сама Вера Холодная… А история первой советской постановки? Драматический спектакль с Аллой Тарасовой имел огромный успех – и у публики, и у критики, и у самого Сталина. Когда Тарасовой было 53 года, по этому спектаклю сделали телеверсию: мхатовцы, посмотрев ее, пришли в ужас и просили больше никогда не показывать… Не меньшие страсти кипели и во время съемок фильма А. Зархи: как известно, так присутствует весьма откровенная (для тогдашнего советского экрана) интимная сцена, с обнаженной Т. Самойловой. Галина Вишневская в своей автобиографической книге вспоминает, что сию сцену снимали ночью (от греха подальше!); и, когда все это “безобразие” с колосников случайно увидела случайно припозднившаяся вахтерша – она истошно завопила (решила, что присутствует при натуральной шпионской диверсии!) и с превеликим шумом грохнулась вниз, едва не убившись…

А если серьезно – то каждый фильм на вечный “каренинский” сюжет сопровождался настоящим “взрывом страстей” среди зрителей и критиков. Потому что сразу начинались неизбежные сравнения с первоисточником (и с предыдущими вариантами!). Десятилетиями идут (и будут идти) споры: кто ближе приблизился к “идеалу” – Грета Гарбо или Вивьен Ли, можно ли считать образ Татьяны Самойловой “истиной в последней инстанции” или же вариант Татьяны Друбич (самый спорный в отечественном кондуите) тоже имеет право на существование, прониклась несравненная Софи Марсо аурой образа или нет… Уже не говоря о потрясающей и экспериментальной версии Джо Райта, где перипетии романа поданы в стилистике условного театра… У критиков – беспроигрышная позиция: всегда можно написать, что “хочется назвать героиню Вивьен Ли “Скарлетт” (понятно, на что намек!) или что Каренин О. Янковского (версия С. Соловьева) или Джуда Лоу (версия Джо Райта) чересчур молод по сравнению с хрестоматийным образом Н. Гриценко – хотя у Толстого отталкивающий муж Анны вовсе не стар… Кроме того, остается вечная (и фальшивая) стигмата, навешиваемая отечественными рецензентами на любой “импортный” вариант: иностранцы-де не в состоянии понять “русскую душу”… Впрочем, все это – обычная история в мире искусства: любая инновация, любой прецедент авторского “волюнтаризма” всегда воспринимался в штыки, это есть данность. Важно, что великий роман продолжает привлекать внимание режиссеров – и будет привлекать, в силу своего колоссального этического и эстетического потенциала. А значит, как говорил известный литературный герой – “заседание продолжается”!