14 сентября 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СОЧЕТАЕТСЯ ЛИ ТЕЛЕГОНИЯ С ПРАВОСЛАВИЕМ?


Все-таки интересные вещи происходят на Руси Святой! Не успели мы получить фигуру нового главного российского омбудсмена, как тут же, прямо на старте, нам явили целое шоу – да такое, что Бродвей нервно курит в коридоре… Причем, когда “оседает пыль от взрыва”, в сухом остатке остается нечто такое, которое по своему содержанию оказывается много значительней (и тревожней), нежели даже сам повод к “возмущению спокойствия”…

Собственно, “экшн” состоит в следующем. Новый российский омбудсмен № 1, Анна Кузнецова – глава фонда по поддержке материнства и детства “Покров”, активистка пензенского отделения Общероссийского народного фронта, многодетная мать, супруга действующего иерея РПЦ (ее супруг – настоятель храма Христова Воскресения в селе Уварово Пензенской области). В 2004-м с отличием окончила Пензенский государственный педуниверситет. По специальности – психолог-педагог. Трудовая биография многодетной мамы начинается через 4 года после окончания вуза, в 2008-м. Собственно педагогический опыт она реализовывала дома, а все места ее работы – общественные и благотворительные организации Пензы. Все – связаны с материнством и детством: иначе говоря, новый детский омбудсмен – профессиональная мать. В 2009 году она, согласно Медицинскому порталу Пензы, работала психологом по доабортному консультированию.

Вот именно этот момент биографии Кузнецовой – и вызвал взрыв “нездорового интереса” к личности и системе взглядом героини нашего разговора. Дело в том, что в том же злосчастном 2009 году, в интервью упомянутому Медицинскому порталу Пензы – будущая главная защитница российских детей произнесла следующее: “Основываясь на сравнительно новой науке Телегонии, можно говорить о том, что клетки матки обладают информационно-волновой памятью. Поэтому эти клетки запоминают все, что в них произошло. Допустим, если у женщины было несколько партнеров, то велика вероятность рождения ослабленного ребенка из-за смешения информации. Особое влияние данный факт оказывает на нравственную основу будущего ребенка. Аборт, в свою очередь, также является серьезным потрясением для уже желанного малыша, поскольку клетки запоминают страх плода перед абортом, запоминают смерть”.

Вот это с момента высокого назначения Кузнецовой – вызвало бурю. Причем такую, что сама Кузнецова срочно начала кампанию по “отказу от показаний”. “Я не помню, чтобы я такое говорила. Там как будто говорит квалифицированный биолог, как минимум кандидат наук. А я так не изъясняюсь… Вот хоть стреляйте меня, я не помню, когда это было сказано и как” (дословно!). К данной компании “ухода в несознанку” подключился и ее супруг – ссылаясь на то, что у его благоверной “гуманитарное образование”, и она ничего не понимает в “этом информационно-волновом”… Однако журналист медицинского портала Medpnz Татьяна Попадьева, явившаяся в 2009 году автором интервью с будущим детским омбудсменом РФ Анной Кузнецовой, заявила, что слова о телегонии принадлежали именно ей, а не однофамилице, и не были выдуманы. Журналист предложила омбудсмену дать ей новое интервью, однако отметила, что “врать – это большой грех”…

Зато не грех немного просветить читателя о сути проблемы. Телегония, которая, как выяснилось, во-первых – наука, во-вторых, по словам Анны Кузнецовой, – “сравнительно новая”, упоминалась еще во времена Аристотеля (IV век до нашей эры, между делом!). Древние греки считали, что ребенок наследует признаки не только своего отца, но и прежних половых партнеров матери. В XIX веке Чарльз Дарвин уже говорил о телегонии как о лженауке. Тогда дискуссия развивалась вокруг лошади караковой масти (черной с рыжими подпалинами), родившей жеребенка с едва проступавшими белыми полосками. Владелец конюшни уверял, что это – результат прежнего спаривания кобылы с белым жеребцом; Дарвин считал, что проявились рецессивные признаки прямых предков (и научный мир полностью солидаризировался с Дарвином!). С тех пор учение о телегонии то забывалось, то вдруг всплывало – в зависимости от требований времени. Очень популярна “сравнительно новая наука” была в Германии 1933-1945 годов: идеологи национал-социализма с ее помощью объясняли, отчего арийцам нельзя вступать в связь с представителями неполноценных рас (очень интересный и символичный поворот сюжета!). В СССР она пользовалась популярностью в годы лысенковщины, когда взамен современной генетике из нафталина извлекли массу альтернативных теорий возникновения и передачи признаков по наследству: тоже весьма красноречиво… Достоверных экспериментальных подтверждений теории так никто и не получил.

Надо сказать, что первой реакцией ученых-генетиков, к которым “Фонтанка” обратилась с вопросами о телегонии, была минута молчания. Доктор биологических наук, заведующая лабораторией геномной изменчивости Института молекулярной генетики РАН Елена Пасюкова, прослушав цитату о телегонии, просто отказалась комментировать. Заведующая лабораторией популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАН Елена Балановская сказала коротко: “Такой науки не существует”. Вердикт от заведующей лабораторией клинической генетики Научного центра психического здоровья “Фонтанка”, доктора наук, профессора Веры Голимбет: “Я всегда в таких случаях говорю: есть наука – а есть паранаука”. Наконец, заместитель директора по науке Института биологии развития имени Кольцова РАН, доктор биологических наук Алексей Куликов по вопросу о телегонии был категоричен: “Полная чушь”. Совсем интересен и приговор от человека в сане – в данном случае, от не требующего представлений о. Андрея Кураева: “Теория телегонии – шарлатанство. К науке она не имеет ни малейшего отношения. И это позор, когда некоторые православные проповедники используют эту сказку для того, чтобы запугать детей и молодежь”. Полностью солидаризировался с Кураевым в этом вопросе и настоятель Князь-Владимирского собора в Петербурге, протоиерей Владимир Сорокин. Вот теперь, как говорится – финита.

И вот тут-то и начинается самое для нас интересное. Как именуется общее название учений и традиций, считающих, что существуют скрытые и неизвестные науке силы и явления в человеке и космосе (природе), опыт которых доступен лишь людям с “особыми способностями” или “посвященным” (все рассуждения о телегонии подпадают под это стопроцентно)? Правильно: оккультизм. Который научное сообщество классифицирует как псевдо- или паранауку: “оккультизм основан на иррациональном типе мышления, не допускающем разделения объективной и субъективной сферы, таким образом представляя собой антипод, противоположность современному научному мышлению” (из энциклопедического словаря). Для нас интересно то, что данный феномен – традиционно осуждается практически всеми религиями, причем на уровне фундаментальных богословских нарративов. Вот примеры: “Мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего” (Ветхий Завет, Второзаконие); “Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют” (Послание апостола Павла к галатам). То есть, для совсем непонятливых – увлечение псевдонауками и принадлежность к православию (и любой другой религии и конфессии) несовместимы! Учитывая “православность” нового российского омбудсмена как собственную главную презентацию – возникает целый букет вопросов, на которые нет ответа… Кроме, пожалуй, многозначительной констатации великого философа Николая Бердяева: “Оккультизм принципиально сталкивается с христианством и вызывает со стороны христианского сознания резкую реакцию всякий раз, когда он выступает с религиозными притязаниями подменить собой религию, когда он хочет заменить собой христианство”. Вот тут, пожалуй – добавить нечего. И – хотелось бы по сей теме получить исчерпывающие разъяснения патриархии: впрочем, именно их мы вряд ли дождемся…