21 июля 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ТАК НЕКОГДА ШОПЕН ВЛОЖИЛ…”


“Так некогда Шопен вложил живое чудо фольварков, парков, рощ, могил в свои этюды”. Так писал Борис Пастернак в одном из самых своих знаменитых стихотворений… Музыкальное искусство – удивительная вещь: оно не только является сосредоточием прекрасного, не только содержит мощнейший эстетический и нравственный заряд – при ближайшем знакомстве с реалиями этого величайшего и захватывающего мира обнаруживаются и поразительные интеллектуальные горизонты. Предстоящая теленеделя – благодаря каналу “Культура” – дает возможность зрителям “голубого экрана” соприкоснуться именно с такой, духовно-познавательной стороной музыкального мира. Перед нами пройдут четыре феномена, показывающие, какие необычные и сложно организованные отношения могут связывать искусство и жизнь, культуры и народы, сиюминутное и вечное…

…Евгений Александрович Мравинский! Кто из музыкантов и любителей классической музыки не знает это имя? Величайший дирижер планеты, бессменный руководитель Академического симфонического оркестра Ленинградской филармонии на протяжении 50 лет (1938-1988 гг.), живая легенда и музыкальный символ города на Неве, руководитель-диктатор, “железный человек”, звезда международного масштаба и звучания, первый исполнитель большинства симфоний Шостаковича, член “почетной двадцатки” лучших дирижеров планеты – и, во многом личность загадочная, до сих пор не раскрытая до конца. Потомок магнатов Речи Посполитой (в числе предков – граф-реформатор Гуго Коллонтай, один из тех, кто пытался спасти гибнущую шляхетскую республику от занесенного над ней смертельного перста Екатерины II), племянник неистовой революционерки и адепта сексуальной революции Александры Коллонтай, родственник “короля поэтов Серебряного века” Игоря Северянина… И – лауреат Ленинской и Сталинской премий, кавалер орденов Ленина и Дружбы народов, Герой Социалистического труда… Он жил и творил в самую противоречивую и драматическую эпоху, которая выпадала нашей стране за всю ее историю – и все ее смертельные ураганы проносились мимо музыканта, задевая его своими леденящими крыльями. “Этот, казавшийся суперменом человек на самом деле был в душе легко раним, совершенно не защищен – вспоминал артист руководимого мастером оркестра А. Соколов. – Всегда терзаемый сомнениями, он был начисто лишен чувства чванливого самолюбования”. Ему, в качестве руководителя “выездного” коллектива, приходилось иметь дело и с высшей властью, и с “компетентными органами”, и отчаянно балансировать в разных “щекотливых ситуациях”. Вот характерная история: один раз после гастролей на западе чуть ли не ¾ коллектива осталась “там”. По этому поводу даже родился анекдот: “Что такое советский квартет (ансамбль из 4-х инструментов)? – Это советский большой симфонический оркестр после гастролей в США”. Мравинского вызвали “куда следует” и грозно спросили: “Чем Вы можете объяснить происшедшее?”. И маэстро бесстрашно ответил: “А я хотел то же самое спросить у Вас!” – великий дирижер намекал на унизительно скудные материальные условия существования советских музыкантов… Любая такая коллизия могла стать для Мравинского роковой – и он знал это: но его – спасала музыка. Один раз дирижер признался своим музыкантам: “Работать безумно интересно, но очень страшно! Как только это чувство исчезнет – значит, вы потеряли что-то очень важное и в жизни, и в профессии…”. Смотрите об этом фантастическом человеке в понедельник, в 21.20: Рэгтайм, или Разорванное время. “Репетиция оркестра. Евгений Мравинский”.

…Джордж Гершвин! С именем этого гениального американского композитора и пианиста связана одна из интереснейших глав истории музыки. Становление и расцвет его творчества совпали с “веком джаза” – так называл эпоху 20-30-х гг. XX в. в США крупнейший американский писатель Фрэнсис Скотт Фитцджеральд. Это искусство оказало основополагающее влияние на композитора, который стремился выразить в музыке дух своего времени, характерные черты жизни американского народа. “Я слышу в нем музыкальный калейдоскоп Америки – наш огромный бурлящий котел, наш... национальный жизненный пульс, наши песни...” – писал композитор. Сын еврея-эмигранта из России, Гершвин родился в Нью-Йорке; его детство прошло в одном из районов города – Ист-Сайде, где его отец был владельцем небольшого ресторана. Карьера Гершвина началась в музыкальном магазине нотно-издательской фирмы “Реммик и компания”: “Каждый день в девять часов я уже сидел в магазине за роялем, играя популярные мелодии для каждого, кто приходил...” – вспоминал Гершвин. Дебют песен восемнадцатилетнего музыканта на эстраде Бродвея положил начало его триумфу. Молодому музыканту удалось сделать то, что вообще редко кому удавалось на протяжении всей истории мировой музыки – одним произведением создать национальную классическую школу. Этим сочинениям стала “Рапсодия в стиле блюз” (“Голубая рапсодия”) – та самая, которая будет исполняться на “Культуре” в понедельник, в 02.40. Одна композиторская работа, один триумфальный выход на сцену – и Америка приобрела собственное лицо и свой путь в классической музыке! Потом будут Кубинская увертюра и “Американец в Париже”, Концерт для фортепиано с оркестром и гениальная опера “Порги и Бесс” (самая популярная за всю историю оперного жанра в ХХ веке!), мюзиклы и песни – и безвременная смерть в 39 лет от опухоли головного мозга… Но осталась его музыка, фонтанирующая красотой и энергией, стирающая искусственные грани между людьми и культурами, изменившая лицо родной страны композитора (для премьеры “Порги и Бесс” Гершвин добился отмены действовавшего ранее запрета неграм петь на оперной сцене – тем самым заложив краеугольный камень в разрушение расизма вообще).

…Антонио Сальери! Вряд ли можно найти композитора, чье имя было бы настолько демонизировано: спросите любого школьника – и он хотя бы вкратце напомнит вам о легенде, согласно которой Сальери отравил Моцарта. Легенда эта, получившая мировую популярность с легкой руки Пушкина, не имеет под собой никаких фактологических оснований и базируется лишь на слухах и психологических допущениях (Сальери одно время был не в ладах с Моцартом, потом они подружились). При этом – забывают, что это был один из самых талантливых и уважаемых мастеров рубежа XVIII-XIX вв., учителем Бетховена, Шуберта и Листа; что он, наконец, был совершенно самоценным и оригинальным композитором, автором множества прекрасных сочинений. Музыкальный мир консервативен – и, возвеличивая великую триаду “венских классиков”, Гайдна, Моцарта и Бетховена, музыкальный истэблишмент склонен приуменьшать значение их современников. А ведь это были такие незаслуженно забытые гении, как Диттерсдорф, Плейель, Кожелух, Мысливичек, Боккерини, Чимароза, Филидор, Монсиньи, Гретри, принц Людвиг Гогенцоллерн – что ни имя, то личность! И Сальери среди них – один из самых ярких. О нем – документальный фильм в среду, в 01.45.

И, в завершении – легендарный спектакль Большого театра СССР “Спартак” (суббота, 13.05). Это – настоящая веха и в истории прославленного театра, и всей музыки советского периода, и даже в самой истории СССР. И еще – рождение этого балета было своеобразным “актом мультикультурализма”, поскольку “родителями” шедевра выступили мастера разных культур и национальностей. Сюжет – из истории Древнего Рима (известный по трудам римских историков Тацита, Плутарха и Флора); главный герой по национальности – фракиец (этот этнос стал одним из предков румын и болгар); композитор Арам Хачатурян – величайший деятель армянской музыкальной культуры (и одновременно – интегрированный в русскую культуру!); постановщик, прославленный балетмейстер Юрий Григорович – живое воплощение “многонациональной советской интеллигенции” (польско-белорусские и еврейские корни); наконец, один из главных исполнителей в спектакле, великий танцор и постановщик Марис Лиепа – латыш ( о нем здесь же, на “Культуре”, в субботу, в 15.20 – фильм “Марис Лиепа... Я хочу танцевать сто лет”). Как хотите, но такой исключительный (в плане культурно-этнической “симфоничности”) сплав, который подарил миру “Спартака” – явление необычное и очень символичное…