9 июня 2016 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ЖЕНЩИНА В БЕЛОМ


В истории мировой литературы есть фигуры, которые как бы не относятся к числу “небожителей” – но без творений которых не обходится ни одна библиотека, чьи сочинения вписаны золотыми буквами в культурный фонд человечества. Да и “табель о рангах” в этой области – вещь крайне относительная. Как там в фильме “Доживем до понедельника”: “Я не обязана знать второстепенных поэтов. – А его уже перевели в первостепенные”… 21 марта – памятная дата: 200 лет тому назад, в 1816 году, родилась британская писательница Шарлотта Бронте.

Мы, сегодня ретроспективным взглядом обозревая жизненный и творческий путь женщин-писательниц прошлого, зачастую не отдаем себе отчета о тех поистине непреодолимых препятствиях, которые лежали у них на пути не только к творческим вершинам, но и к простой человеческой самореализации. “Эмансипированный” ХХ век приучил современного человека к тому, что многие вещи сегодня являются как бы само собой разумеющимися: сегодня женщины ходят на работу (и зачастую делают профессиональную карьеру успешнее мужчин!), носят выбранную ими одежду (по принципу удобства и индивидуальных пристрастий!), занимаются наукой и искусством, даже все более активно участвуют в политической жизни… И это, вполне нормальное (с позиции сегодняшнего дня) положение кажется нам естественным – но так было далеко не всегда! Более того: не только в какое-нибудь средневековье, но даже в хронологически близком нам XIX веке все было по-другому, и права женщин (бытовые, политические, экономические, даже сексуальные) – явление невероятно позднее, достигнутое человечеством едва ли не в самую последнюю очередь. Достаточно перечитать “Вчерашний мир” Стефана Цвейга, чтобы понять, какая пропасть разделяет современность и совсем недавнее историческое прошлое с точки зрения естественных прав прекрасной половины человечества. Все те привычные гендерные свободы, которые стали неотъемлемой частью нашей жизни – результат самоотверженной и драматичной борьбы женщина за свои права, львиная доля которой пришлась как раз на XIX век. Феминизм (в том числе его радикальная разновидность – суфражизм), легендарные русские “тургеневские девушки” и “нигилистки”, первые сестры милосердия на театрах военных действий (кстати, первыми здесь были опять-таки англичанки и русские!)… Им приходилось идти против всех – собственных семей, общественного мнения, силовых структур государства, закаменелых “традиционных ценностей” (одна из которых даже… отказывала женщинам в собственной сексуальности!). Феминисток преследовали, сажали в тюрьмы, подвергали общественному остракизму, один раз в Англии активистку борьбы за женские права даже приговорили к… принудительной кастрации! Женская литература Нового времени – плод этой нелегкой борьбы; поэтому поистине героическими в данном контексте смотрятся такие фигуры, как Жорж Санд, Эмили Дикинсон, Элизабетт Баретт, Мэри Шелли, Джейн Остин. В этом ряду, и в качестве одних из самых значительных фигур – сестры Бронте: Шарлотта, Энн и Эмили. Все они стали классиками британской литературы “викторианской эпохи”.

Шарлотта Бронте родилась 21 апреля 1816 года в Западном Йоркшире и была третьим ребенком (а их было шестеро – Мэри, Элизабет, Шарлотта, Патрик Бренуэлл, Эмили и Энн) в семье священнослужителя англиканской церкви Патрика Бронте (родом из Ирландии) и его жены Марии, в девичестве Бренуэлл. Спустя пять лет мать умерла от рака, оставив детей на руках мужа – и с этого момента жизнь девочек приобретает откровенно зловещий смысл, типичный для той Англии (впрочем, никто из окружающих тогда ничего предосудительного в происходящем не замечал!). В августе 1824 года отец отправил Шарлотту в Кован-Бриджскую школу для дочерей духовенства (две ее старшие сестры, Мария и Элизабет, были отправлены туда в июле 1824, а младшая, Эмили, в ноябре). При поступлении в школьном журнале была сделана следующая запись о знаниях восьмилетней Шарлотты: “Шарлотта Бронте. Поступила 10 августа 1824. Пишет неразборчиво. Немного считает, шьет аккуратно. Не знает ничего о грамматике, географии, истории или этикете. В целом умней своего возраста, но ничего не знает систематически. Покинула школу 1 июня 1825. Гувернантка”. Кован-Бриджская школа послужила прототипом пансиона Ловуд в будущем знаменитом романе “Джейн Эйр”: все то, что описала впоследствии писательница, процветало в этом “образцовом” пансионате – форменное издевательство над ученицами, варварская ломка психики детей, применение психологических и даже физических пыток… Плохие условия подорвали и без того слабое здоровье Мэри и Элизабет Бронте. В феврале 1825 мистер Бронте забрал из школы Мэри, заболевшую туберкулезом; в мае того же года вторая сестра, Элизабет, была отправлена домой, совершенно больная от чахотки. Вскоре после возвращения в Хоэрт сестры Шарлотты умерли. Двух младших девочек мистер Бронте немедленно забрал домой: так три будущие писательницы, будущая гордость Британии, избежали совершенно реальной угрозы “законной” гибели…

И, как это часто бывает в истории – именно эта детская трагедия определила весь дальнейший путь сестер. Свои первые литературные опыты одаренные девушки начали в “романтическом” стиле, писали “готические” стихи о королях и рыцарях. Находясь в состоянии откровенной экзальтации, Шарлотта обратилась за поддержкой к известному поэту-романтику Роберту Саути; и именно его взвешенное доброжелательное и вместе с тем предостерегающее (от излишней эмоциональности) письмо оказало благотворное воздействие на дальнейший путь Шарлотты и ее сестер. Теперь их стезя – не поэзия, а проза; а работа гувернанткой (чуть ли не единственно возможная тогда для девушки) дала Шарлотте дополнительный и ценный материал для собственных сочинений. Будучи человеком твердых нравственных убеждений и всегда готовая отстаивать свои принципы, умная и честолюбивая, Шарлотта стала опорой и для своих сестер – в том числе и в борьбе за творчество.

Первые свои прозаические сочинения сестры публиковали за собственный счет – “женская литература” в то время не котировалась. А жизнь женщин той эпохи была коротка – Шарлотта умрет в июне 1854 года, 38 лет от роду (Энн и Эмили скончались еще раньше, и тоже от туберкулеза). Но – все они сумели состояться как яркие и своеобразные творческие личности! И первая среди них – Шарлотта. Ее роман “Джейн Эйр” (во многом автобиографический) был напечатан и раскуплен в рекордно короткие сроки – и произвел эффект разорвавшейся бомбы. Книга породила настоящую феминистскую волну в литературе; главная героиня романа ассоциировалась с самой Шарлоттой Бронте – тем более, что писательница была такой же сильной и независимой личностью, как и ее Джейн. Талант новой звезды, взошедшей на литературном небосклоне Британии, не остался незамеченным: с ней общались и выказывали огромное уважение корифеи английской литературы – Уильям Теккерей, Джордж Генри Льюис, а также героини британского феминизма – писательница Элизабет Гаскелл и экономист Гарриет Мартино. А после смерти писательницы стало ясно – литературу Британии уже невозможно представить без ее негромкого, но узнаваемого с первых “нот” голоса.

Шарлотта Бронте явилась одной из талантливейших представительниц английского романтизма и критического реализма. Обладая крайне нервным и впечатлительным темпераментом, она в высокой степени владела тем, что И. В. Гете называет “секретом гения” – способностью проникнуться индивидуальностью и субъективным настроением постороннего лица. При “камерном” круге наблюдений, она с поразительной яркостью и правдой изображала все, что ей приходилось видеть и чувствовать. Она, образно выражаясь, стала “женщиной в белом” своего времени и своей эпохи – если воспользоваться образом ее младшего современника, блестящего английского романиста Уилки Коллинза: наступающая “викторианская” эпоха нашла в ней свою беспристрастную свидетельницу и неподкупного судью. Ее произведения (так же, как и произведения Энн и Эмили Бронте) – это литература “женская”, со всеми присущими этому своеобразием, но ни в коем случае не “дамская”. А все великие писательницы ХХ века, в определенном смысле, могут вести свою родословную от автора “Джейн Эйр”, “Шерли”, “Городка” и “Учителя”.